Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Разброд и шатания

По поводу злосчастной публикации wolf_kitses на Ленте_ру.
Никакого заметного вреда от этого выступления имхо произойти не может. Тут важнее источник идей.
Есть два биолога Гринин Л. Е. и Коротаев А. В., которые нашли более выгодным для себя заняться историческими темами и теперь резвятся в одном бассейне с западными авторами, определяя свою область интересов как социальная макроэволюция и всё такое. Широко публикуясь при этом. Из этого источника и черпает В. по крайней мере некоторые примеры, а также даёт слушателям ссылки на них.

http://www.socionauki.ru/book/early_state/

Представление об удивительных открытиях науки подобного рода можно составить напр. по этому отрывку:
Афины и Римская республика целые столетия были образцами государства в представлении политиков и ученых. Поэтому вопрос о том, действительно ли они являлись государствами или были безгосударственными обществами, оказывается интригующим и важным сам по себе. Но какие есть вообще основания так ставить вопрос? Для начала можно указать, что у некоторых антропологов(?) возникает «подозрение» относительно «греческого случая», связанного с тем, что, по их мнению, «общества, называемые городами-государствами, часто не являются государствами» (см., например: Marcus 1998: 89). Есть также и специалисты-античники, которые считают, будто полис не был государством (см. подробнее: Marcus, Feinman 1998: 8).

Но значимость этой проблемы еще больше возрастает оттого, что попытки решить вопрос о природе античных политий неизбежно приводят к рассмотрению более широкой и теоретически очень важной для антропологии проблемы: какие политии вообще можно считать ранним государством? И можно ли, в частности, относить к ним общества с демократическим устройством? Дело в том, что хотя прямо на негосударственном характере демократических политий, в частности Афин и Рима, все-таки настаивает не так уж много ученых, но фактически едва ли не любой анализ типичных признаков ранних государств прямо (см., например: Петкевич 2002: 148) или имплицитно исходит из того, что раннее государство – это обязательно государство монархического типа, иерархически устроенное.

В настоящее время некоторые российские ученые [выше наоборот были западные] рассматривают Афины, другие греческие полисы и Римскую республику как особого рода безгосударственные общества, альтернативные государству по уровню развития и сложности [следует ссылка на Коротаева]. Однако, хотя многие другие идеи этих исследователей я исключительно высоко ценю, с данным утверждением согласиться не могу. И поскольку в поддержку этого взгляда – о безгосударственности греческого полиса и Римской республики – они особенно ссылаются на мнения двух серьезных специалистов-античников (М. Берента и Е. М. Штаерман), я посчитал необходимым подвергнуть критике аргументы именно этих двух авторов.

Здесь особо сомнительна ссылка на известного советского автора Штаерман. По нашим временам измена сов. марксистов, конечно, не удивительна, но Вики сообщает, что она умерла в 1991 г., когда успела?

Не думайте, что Гринин будет критиковать своего друга с марксистских позиций, которые обоим прекрасно известны, о чём ниже. Нет, они работают во вполне определенном дискурсе, общим со своими западными коллегами, в котором табуировано употребление понятий частная собственность (или просто отсутствует такое понятие в языке), а первым признаком гос-ва становится численность населения. Произошел этот выбор по соображениям скорее всего идейной близости (а не только для выгод публикации), т.е. позиция авторов является партийной.

О том, что авторы довольно хорошо знакомы с др. аргументацией, свидетельствует такое даваемое ими примечание:
Особо следует подчеркнуть позицию В. А. Попова. На примере конфедерации Ашанти в XVIII–XIX вв. (побережье Гвинейского залива), представлявшей самый крупный и самый известный союз среди аканских народов (Попов 1995: 188), он рассматривает проблему первичных и вторичных государств. Первичные – те, где преобладал классогенез (Попов, правда, не приводит примеры таких государств, возможно, такими он считает древние ирригационные государства). То есть это государство в марксистском смысле слова, возникшее за счет внутренних факторов, государство как политическая организация экономически господствующего класса (зрелое государство, государство в полном смысле слова, по его определению)(Попов 1995: 197). Вторичные государства – те, в которых отсутствует развитая частная собственность и эксплуатация на ее основе, экономические классы, где политогенез стимулируется внешними факторами (войной, внешней торговлей). Конфедерация Ашанти было вторичным государством и возникла она под воздей-ствием внешних факторов, как, впрочем, и большинство других государств Африки. Например, Н. Б. Кочакова (1995: 162) пишет, что государства Бенинского залива Ойо, Дагомея и Бенин во многом образовались благодаря трансатлантической работорговле.

В более ранних работах В. А. Попов определяет эту конфедерацию как «союз племен, аналогичный Лиге ирокезов, Конфедерации криков, Союзу гуронов» и т. п. надплеменным образованиям (Попов 1982: 144). Правда, в социальном плане ашантийцы существенно опережали ирокезов и других индейцев Северной Америки. Кроме того, конфедерация Ашанти была и существенно больше по населению. Еще в XVII вв. она могла выставить до 60 тыс. воинов. Сравните с 20 тыс. общего населения ирокезов.

Теперь же он считает, что ашантийская конфедерация все же более похожа на примитивное государство (наличие определенных административных органов управления, тенденция к замене родоплеменной знати служивой знатью; начало налогообложения; проведения ряда реформ в управлении, особенно реформ Осея Коджо, и т. п. [Попов 1995: 189–195; 1990: 131]). Но поскольку там отсутствовали экономические классы, а политическая сторона опережала в развитии социальную, то В. А Попов говорит о том, что у ашанти имелся некий «синдром государства», но вот в марксистском понимании государства не было (1995: 194). Вывод В. А. Попова таков, что не надо заниматься терминотворчеством, а следует оставить понятие государства за классовыми государствами, а политии типа ранних государств (каковым и является конференция Ашанти и многие другие африканские государства) считать параполитейными (парагосударственными, квазигосударственными) (Попов 1995). Я не думаю, что такая предложенная им терминология менее запутывает дело, чем термин «раннее государство», который, по крайней мере, является понятием, описывающим определенную стадию политогенеза.

Др. примеры, иллюстрирующие метод авторов и критика.
Кроме ранних гос-в вводятся аналоги гос-в:
А)Одной из таких храмово-гражданских общин древней Южной Аравии можно считать Райбун (I тыс. до н. э.), который включал в себя комплекс храмов и сельскую территорию в обширном оазисе на площади до 15 кв. км (Frantsouzoff 2000: 259).

Райбун обладал сакральным статусом также и в глазах своих соседей (там же: 264). Ведущую роль в делах общины имело жречество, среди которого было много женщин. По мнению С. Французова, в случае Райбуна мы имеем дело с альтернативой государственной системе, с развитием, которое вело к возникновению высокоорганизованной культуры, но без формирования политических институтов, отделенных от общества. Однако, что очень интересно, он считает, что такой тип социальной организации мог существовать только в сравнительной изоляции от окружающих государств, и неумение вести войну и предопределило его падение в первом же серьезном конфликте с ними(Frantsouzoff 2000; Французов 2000).

Жречество, оказывается, не «политический институт, отделенный от общества».
Б) Достаточно крупные самоуправляющиеся переселенческие территории (вроде Исландии X–XIII вв.).

В начале XI в. было принято решение о разделе крупных земель-
ных хозяйств знати (хавдингов) между фермерами (бондами), который
завершился в середине XI столетия (Ольгейрссон 1957: 179–191). Та-
ким образом, Исландия превратилась в общество фермеров-середня-
ков. Однако через некоторое время вследствие роста населения число
арендаторов («держателей») земли вновь стало увеличиваться, и в
конце концов они начали составлять большинство населения. В ре-
зультате уже в XII столетии имущественное и социальное неравенство
вновь так усилилось, что стало влиять на трансформацию основных
институтов исландского общества. Усилению неравенства и изменению
структуры общества в обществе также способствовало введение в са-
мом конце XI века церковной десятины (Хьяульмарссон 2003: 50).

Необычайно ожесточились и кровавые раздоры, хотя ранее воен-
ные действия не были ни столь жестокими, ни столь массовыми
(см., например: Стеблин-Каменский 1971: 78). В столкновениях под-
час принимали участие не единицы или десятки людей, а сотни и даже
тысячи. Причиной междоусобиц среди хавдингов все чаще была жаж-
да добычи и власти (Гуревич 1972: 9). Таким образом, необходимый
для формирования государства элемент социально-политического на-
силия, прежде в Исландии почти отсутствовавший, стал усиливаться,
что, несомненно, способствовало движению общества именно к госу-
дарственности.

Т.е. ЧС на землю была, даже церковь была, а гос-ва не было, да. Право было, а охраняющих его не было. Свойственное же гос-ву насилие вульгарно трактуется как исключительно грубое применение военной силы.
Tags: история
Subscribe

  • Проблема реализации

    (и ее разрешение как необходимый вывод из предыдущего сценария) Проблема реализации прочно связана с именем Р. Люксембург (хотя восходит еще к…

  • Современный прудонист

    если из этих 150 000 единиц половина не будет продана, то это значит, что мы заплатили 1 001 000 часов жизни людей только за 75 000 товаров!…

  • Марксовы схемы воспроизводства - сценарий для ТикТок

    Заголовок: простое воспроизводство («Капитал»,2-20) за 1 мин. на условном примере. 1. Исходное состояние - натуральное хоз-во. Появляется…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments