Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Прелести британской демократии (19 в.)

Левиафан и угнетение расовых англосаксов.
Последние сообщения из Австралии добавляют новые штрихи к картине всеобщего брожения, тревоги и неустойчивости. Мы должны провести различие между мятежом в Балла-рате (близ Мельбурна) и революционным движением, охватившим всю провинцию Виктория. Первый в настоящий момент, вероятно, уже подавлен; второе может быть прекращено только в результате удовлетворения всех требований. Первый является лишь симптомом, случайной вспышкой второго. Что касается мятежа в Балларате, то дело обстояло следующим образом. У некоего Бентли, содержателя гостиницы «Эврика» при золотых приисках в Балларате, возникли разного рода конфликты с золотоискателями. Случившееся в его доме убийство усилило ненависть к нему. После осмотра трупа следователем, Бентли был освобожден как непричастный к делу. Однако 10 присяжных из 12, которые присутствовали при осмотре тела убитого, опубликовали протест против пристрастного отношения coroner (следователя, осматривающего трупы), который пытался замять невыгодные для арестованного показания свидетелей. По требованию населения было произведено вторичное расследование. Несмотря на уличающие его свидетельские показания, Бентли был снова отпущен. Тем временем выяснилось, что один из судей вложил деньги в его гостиницу. Многочисленные жалобы, как прежние, так и вновь поступившие, говорят о двусмысленном поведении правительственных чиновников округа Балларат. В день, когда Бентли был вторично освобожден, золотоискатели устроили бурную демонстрацию, сожгли его гостиницу и после этого разошлись. По приказу сэра Чарлза Хатема, губернатора провинции Виктория, трое зачинщиков были арестованы. 27 ноября депутация от золотоискателей потребовала освобождения арестованных. Хатем отверг это требование. Золотоискатели организовали грандиозный митинг. Губернатор послал из Мельбурна полицию и регулярные войска. Дело дошло до столкновения, в результате которого было несколько убитых. Согласно последним сведениям — около 1 декабря, — золотоискатели подняли знамя независимости.

Уже этот рассказ, заимствованный в основном из одного правительственного органа, говорит отнюдь не в пользу английских судей и правительственных чиновников. Он свидетельствует о господствующем к ним недоверии. Революционное движение в провинции Виктория вращается в сущности вокруг двух крупных вопросов, из-за которых разгорелась борьба. Золотоискатели требуют отмены патентов на добычу золота, то есть отмены налога, который падает непосредственно на труд; во-вторых, они настаивают на отмене имущественного ценза для членов палаты депутатов, стремясь таким образом взять в свои руки контроль над налогами и законодательством. Нетрудно заметить, что по существу эти мотивы аналогичны тем, которые привели к объявлению независимости Соединенных Штатов, только с той разницей, что в Австралии сопротивление монополистам, связанным с колониальной бюрократией, начато рабочими. В газете «Melbourne Argus» мы читаем, с одной стороны, о больших митингах в пользу реформ, с другой — о крупных военных приготовлениях со стороны правительства. Между прочим, в ней сказано:
«На одном митинге, где присутствовало 4000 человек, было принято решение о том, что патентное обложение является тяжелым бременем и незаконным налогом на свободный труд, что поэтому собравшиеся на митинг обязуются немедленно упразднить его путем сожжения всех патентов. Если кто-нибудь будет арестован за то, что не имеет патента, то народ, объединившись, поддержит и защитит его».

30 ноября в Балларате появились комиссары Рид и Джонсон в сопровождении кавалерии и полиции и с оружием в руках потребовали от золотоискателей предъявления патентов. Золотоискатели, также в большинстве своем вооруженные, устроили массовый митинг и решили всеми силами противиться взиманию ненавистного налога. Они отказались предъявить свои патенты, заявив, что они их сожгли; им был зачитан акт о мятежах, и тогда начался настоящий мятеж.

Чтобы показать, какие дела творят монополисты, хозяйничающие в провинциальных законодательных органах, и объединившаяся с ними колониальная бюрократия, достаточно будет сослаться здесь на тот факт, что в 1854 г. правительственные расходы по провинции Виктория достигли 3564258 ф. ст., дефицит составил 1085896 ф. ст., то есть больше трети всех доходов. А ввиду теперешнего кризиса и всеобщего банкротства сэр Чарлз Хатем требует на 1855 г. сумму в 4801292 фунта стерлингов! Виктория насчитывает едва 300000 жителей, и из вышеназванной суммы 1860830 ф. ст. — что составляет 6 ф. ст. на человека — предназначаются для общественных работ, как-то: для строительства дорог, доков, набережных, казарм, правительственных зданий, таможен, ботанических садов, казенных конюшен и пр. Исходя из такого расчета — 6 ф. ст. на человека, — население Великобритании должно было бы ежегодно платить только на организацию общественных работ 168000000 ф. ст., то есть сумму втрое большую, чем уплачиваемые им налоги. Вполне понятно, что рабочее население восстает против такого чрезмерного налогового обложения. Нетрудно также представить себе, какие выгоды получают бюрократы и монополисты, совместно организуя в таком широком масштабе общественные работы на чужой счет.

Поротые поколения, или «опущенные» солдаты бегут к русским.
В британской армии существует институт, которого вполне достаточно, чтобы охарактеризовать те слои общества, откуда вербуются британские солдаты. Мы имеем в виду наказание поркой. Телесных наказаний не знают больше ни французская, ни прусская, ни другие менее значительные по размерам армии. Даже в Австрии, где большая часть рекрутов состоит из полуварваров, имеется явное желание отменить телесные наказания; например, такое наказание, как прогнать сквозь строй, недавно вычеркнуто из устава австрийской армии. Наоборот, в Англии «cat-o'-nine-tails» («кошка-девятихвостка») — орудие пытки, аналогичное русскому кнуту, — продолжает применяться по-прежнему. Когда бы ни ставился в парламенте вопрос о реформе военного законодательства, все старые генералы ревностно выступали за «cat» и особенно рьяно старик Веллингтон. В их глазах невыпоротый солдат был каким-то нелепым существом. Такие качества, как храбрость, дисциплинированность и непобедимость, были присущи, по их представлению, только солдатам, у которых на спинах имелись рубцы, по крайней мере, от пятидесяти ударов плетью, подобно тому, как прежде люди из свиты имели герб на своих щитах.

Единственной реформой явилось ограничение количества ударов плетью до пятидесяти. Действенность этой реформы видна из того факта, что примерно неделю тому назад в Олдершоте один солдат вскоре после наказания его тридцатью ударами плетью скончался. В этом случае был применен излюбленный метод — смачивание «cat-o'-nine-tails» в моче. Подобного рода пытка, когда моча попадает на голое окровавленное тело, представляет собой верное средство, чтобы довести пациента до сумасшествия. «Кошка-девятихвостка» является не только орудием пытки, она оставляет неизгладимые рубцы — клеймит человека на всю жизнь. Даже в британской армии такое клеймо равносильно вечному позору. Выпоротый солдат оказывается опозоренным в глазах своих товарищей. Между тем, согласно уставу британской армии, наказания солдат, находящихся перед лицом противника, сводятся почти исключительно к порке; таким образом, то самое наказание, которое, по мнению его защитников, является единственным средством поддержания дисциплины в решающие моменты, на самом деле служит вернейшим средством подрыва дисциплины, деморализуя солдата и задевая его point d'honneur [честь. Ред.]. Этим объясняются два любопытных факта: во-первых, большое количество английских дезертиров под Севастополем. Зимой, когда британским солдатам приходилось делать нечеловеческие усилия, чтобы нести караульную службу в окопах, те из них, кто не был в состоянии бодрствовать в течение двух — двух с половиной суток подряд, подвергались порке. Подумайте только! Пороть таких героев, какими показали себя британские солдаты в окопах под Севастополем и в сражении под Инкерманом! Но статьи дисциплинарного устава не оставляли выбора. Лучших людей в армии пороли, когда их одолевала усталость, и, опозоренные, они дезертировали к русским. Вряд ли можно представить себе более строгий приговор системе порки, чем эти факты. В прежних войнах не было случая, чтобы солдаты какой-нибудь нации дезертировали в большом количестве к русским. Они знали, что там с ними будут обходиться хуже, чем в рядах их собственных армий. Британской армии, принадлежит честь поставить первый значительный контингент таких дезертиров, и, по свидетельству самих англичан, именно «cat-o'-nine-tails» поставляла дезертиров для русской армии.

Другое обстоятельство — это те трудности, с которыми сталкивается Англия при каждой попытке формирования иностранного легиона. Уже во время антиякобинской войны телесные наказания в иностранном легионе пришлось фактически отменить, хотя официально устав британской армии считался действительным и в этих частях. В начале XIX столетия некоторые зараженные ересью английские генералы, в том числе сэр Роберт Уилсон, опубликовали памфлеты, критиковавшие систему телесных наказаний солдат. Сэр Фрэнсис Бёрдетт в течение более десяти лет громогласно выступал в парламенте против «cat-o'-nine-tails» и обозвал английскую нацию «a flogged nation» (выпоротой нацией). Он получил в палате общин энергичную поддержку со стороны лорда Фокстона и знаменитого лорда Кокрена (ныне адмирал, граф Дандональд). В прессе Коббет поднял яростную кампанию против «cat», за что поплатился двумя годами тюремного заключения: В последние годы войны против Наполеона был момент, когда возмущение народа и армии достигло такой силы, что даже герцог Йоркский, в равной мере известный своей ханжеской приверженностью к солдатской муштре, своим бегством от французов и интимными отношениями с мадам Кларк, вынужден был на короткий срок издать приказ, в котором уведомлял всех офицеров, что многократные случаи порки в их частях будут служить препятствием для повышения их в чине.

Чем все же объяснить, что «cat-o'-nine-tails» с успехом выдерживала весь этот бурный натиск в течение полстолетия? Очень просто. Она является тем орудием, с помощью которого сохраняется аристократический характер британской армии, орудием, с помощью которого все командные должности, начиная с прапорщика, закрепляются в виде феодальной привилегии за младшими сыновьями аристократии и джентри. Отмена «cat-o'-nine-tails» повлекла бы за собой уничтожение того огромного расстояния, которое отделяет сейчас солдата от офицера и делит армию на две как бы различные расы. Одновременно с этим открылся бы доступ в ряды армии и для занимающих более высокое положение слоев населения, чем те, из которых она до сих пор набиралась. С прежней системой британской армии было бы покончено. Армия была бы революционизирована до основания. «Кошка-девятихвостка» — это Цербер, который охраняет сокровище аристократии.

Коррупция, или как получать ссуды.
Со стороны клики директоров не требуется особой утонченности, чтобы проедать капитал компании, утешая ее акционеров крупными дивидендами и соблазняя вкладчиков и новых акционеров мошенническими отчетами. Все, что нужно для этого, — это знание английских законов. Дело Королевского британского банка вызвало сенсацию не столько из-за размеров капитала, сколько из-за числа вовлеченной в него мелкой публики как акционеров, так и вкладчиков. Разделение труда в этом предприятии казалось чрезвычайно простым. Существовали две группы директоров: одни довольствовались тем, что клали в карман свои 10000 долларов жалованья в год за то, что ничего не знали о делах банка и хранили незапятнанной свою совесть, другие же действительно настойчиво стремились управлять банком, но только для того, чтобы быть его главными клиентами или, точнее, расхитителями. Так как в отношении ссуд эта вторая группа директоров зависит от управляющего банком, то она сразу же начинает с того, что предоставляет последнему возможность получать ссуды самому. Кроме управляющего, они должны посвятить в свою тайну также ревизора и юрисконсульта компании, которые поэтому получают взятки в виде ссуд. В дополнение к ссудам, выданным банком им самим и на имя их родственников, директора и управляющий прикарманивают также ссуды на имя многочисленных подставных лиц. В настоящее время весь оплаченный капитал составляет 150000 ф. ст., из которых 121840 ф. ст. были прямо или косвенно присвоены директорами. Учредитель компании г-н Мак-Грегор, член парламента от Глазго, известный автор работ по статистике[60], задолжал компании 7362 фунта стерлингов; другой директор, г-н Хамфри Браун, член парламента от Тьюксбери, который использовал банк для покрытия своих расходов в связи с выборами, был одно время должен банку 70000 ф. ст. и, по всей вероятности, все еще остается должен ему сумму в размере 50000 фунтов стерлингов. Управляющий г-н Камерон набрал ссуд на 30000 фунтов стерлингов.

С самого начала своей деятельности банк ежегодно терял 50000 фунтов стерлингов; однако директора из года в год поздравляли акционеров с цветущим состоянием предприятия. Дивиденды в 6 % выплачивались каждый квартал, хотя, по заявлению официального бухгалтера-эксперта г-на Колмена, акционеры вовсе не должны были бы получать никаких дивидендов. Всего лишь прошлым летом акционерам был представлен фальшивый финансовый отчет на сумму свыше 370000 ф. ст., в котором ссуды, выданные Мак-Грегору, Хамфри Брауну, Камерону и К°, фигурировали под неопределенной рубрикой легко реализуемых ценных бумаг. Когда банк был уже совершенно неплатежеспособен, были выпущены новые акции, сопровождавшиеся полными оптимизма отчетами об успешности его операций и вотумом доверия директорам. Этот выпуск новых акций рассматривался отнюдь не как последнее отчаянное средство вывести банк из тяжелого положения, а просто как новый источник для директорских плутней. Хотя одна из статей устава этого банка запрещала ему торговлю своими собственными акциями, однако существовала, по-видимому, постоянная практика навязывать банку в виде обеспечении его же собственные акции, как только они обесценивались в руках директоров.

Одной из самых необычайных и характерных сделок Королевского британского банка была его связь с железоделательными заводами в Уэльсе. В то самое время, когда оплаченный капитал компании составлял всего 50000 ф. ст., ссуды, выданные только этим железоделательным заводам, достигали суммы от 70000 до 80000 фунтов стерлингов. Когда компания впервые вступила во владение этим железоделательным предприятием, оно находилось в непригодном для эксплуатации состоянии. Когда же его поставили на ноги, вложив в него что-то около 50000 ф. ст., предприятие оказалось в руках некоего г-на Кларка, который, попользовавшись им «в течение некоторого времени», сплавил его обратно банку, «выразив убеждение, что он отказывается от крупного состояния»; на деле же он оставил банку дополнительную задолженность по «предприятию» в 20000 фунтов стерлингов. Таким образом, это предприятие то уходило из рук банка, когда вырисовывалась перспектива получения с него прибыли, то возвращалось к нему обратно, когда требовалось получение новых ссуд. Эту игру директора пытались продолжать даже в последний момент своих признаний, все еще доказывая рентабельность заводов, которые, по их словам, могли будто бы приносить 16000 ф. ст. в год, и забывая, что они обходились акционерам по 17742 ф. ст. каждый год существования компании. В настоящее время предстоит ликвидация компании по решению канцлерского суда[61]. Однако прежде чем это произойдет, все авантюры Королевского британского банка поглотит потоп всеобщего европейского кризиса.

Китайский терроризм.
Несомненно, настроение китайцев в настоящее время совсем иное, чем было в войне 1840–1842 годов. Тогда народ оставался спокоен; он предоставил императорским солдатам сражаться с завоевателями и после поражения подчинился с восточным фатализмом власти неприятеля. Теперь же, по крайней мере в южных провинциях, территорией которых до сих пор ограничивались военные действия, народные массы принимают активное — более того, фанатическое участие в борьбе против чужеземцев. Китайцы хладнокровно и обдуманно отравляют большое количество хлеба в европейской колонии Гонконга. (Несколько булок было послано Либиху для анализа. Он обнаружил большое количество мышьяка, пропитавшего все частицы хлеба, — свидетельство того, что яд был всыпан уже в тесто. Однако доза оказалась настолько сильной, что должна была подействовать как рвотное и таким образом парализовать действие яда.) Со спрятанным оружием садятся они на торговые пароходы, во время плавания убивают команду и пассажиров-европейцев и захватывают судно. Они похищают и умерщвляют каждого европейца, который подвертывается им под руку. Даже кули, эмигрирующие в чужие страны, словно по уговору поднимают бунты на каждом отплывающем в чужие края корабле, бьются за то, чтобы овладеть им, и предпочитают пойти вместе с ним ко дну или погибнуть в пламени пожара на нем, чем сдаться. Даже за пределами своей родины китайские колонисты, доныне самые покорные и кроткие люди, устраивают заговоры и внезапно поднимают ночные восстания, как это было в Сараваке; в других местах, например, в Сингапуре, их удерживают в повиновении только при помощи силы и бдительного надзора. Это общее восстание всех китайцев против всех чужеземцев было вызвано пиратской политикой британского правительства, которая и придала этому восстанию характер войны на истребление.

Что может сделать армия против народа, прибегающего к таким методам ведения войны? В каком месте и насколько далеко может она проникнуть в неприятельскую страну и как ей удержаться там? Пусть цивилизаторы, которые забрасывают раскаленными ядрами беззащитный город и к убийствам прибавляют насилия, называют этот способ борьбы подлым, варварским, жестоким; что за дело до этого китайцам, если только он один ведет к успеху? Если британцы обращаются с китайцами, как с варварами, то они не могут отказать им в право использовать все преимущества, вытекающие из их варварства. Если совершаемые ими похищения, нападения врасплох, ночные убийства принято считать у нас подлостью, то цивилизаторы не должны забывать, что, согласно их же собственному признанию, китайцы не могут устоять против европейских средств разрушения при помощи своих обычных методов ведения войны.

Солдат украл ложечку.
Насилия, совершенные восставшими сипаями в Индии, действительно ужасны, отвратительны, неописуемы; подобные насилия обычно встречаются только во время повстанческих, национальных, расовых и особенно религиозных войн; одним словом, это такие насилия, каким добропорядочная Англия всегда рукоплескала, когда их совершали вандейцы над «синими», испанские партизаны над безбожниками-французами, сербы над своими немецкими и венгерскими соседями, хорваты над венскими повстанцами, мобильная гвардия Кавеньяка или бонапартовские молодчики из Общества 10 декабря над сыновьями и дочерьми французского пролетариата[235]. Как ни отвратительно поведение сипаев, оно лишь отражает в концентрированном виде поведение самой Англии в Индии не только в период основания ее восточной империи, но даже в продолжение последних десяти лет ее длительного господства. Для характеристики этого господства достаточно сказать, что пытка была неотъемлемой частью английской финансовой политики. В истории человечества существует нечто вроде возмездия, и по закону исторического возмездия его орудие выковывает не угнетенный, а сам же угнетатель.
Первый удар, который был нанесен французской монархии, исходил от дворянства, а не от крестьян. Восстание в Индии начали не измученные, униженные и обобранные до нитки англичанами райяты, а одетые, сытые, выхоленные, откормленные и избалованные англичанами сипаи. Для того чтобы найти аналогии жестокостям сипаев, нам вовсе нет необходимости углубляться в средневековье, как поступают некоторые лондонские газеты, или даже выходить за пределы истории современной Англии. Нам достаточно лишь познакомиться с первой китайской войной — событием, так сказать, вчерашнего дня. В этой войне английская солдатня совершала мерзости просто ради забавы; ее ярость не была ни освящена религиозным фанатизмом, ни обострена ненавистью к надменным завоевателям, ни вызвана упорным сопротивлением героического врага. Насилование женщин, насаживание детей на штыки, сжигание целых деревень — факты, зарегистрированные не мандаринами, а самими же британскими офицерами, — все это совершалось тогда исключительно ради разнузданного озорства.
...
В тот же самый день два британских «офицера и джентльмена», лейтенанты Кейп и Такуэлл, «отправились в город за добычей и были убиты в одном из домов», а 26-го положение было все еще так плохо, что были изданы самые строгие приказы о прекращении грабежа и насилий; были введены ежечасные переклички солдат; всем солдатам было строго запрещено входить в город; лагерная прислуга, если она появлялась в городе с оружием, подлежала повешению; солдаты могли иметь при себе оружие только во время несения службы, а все нестроевики должны были быть разоружены. Чтобы придать должный вес этим приказам, в «соответствующих местах» был сооружен целый ряд треугольников для порки.
Вот уж поистине славное положение дел в цивилизованной армии девятнадцатого столетия; и если бы какие-нибудь другие войска в мире совершили хотя бы десятую долю подобных бесчинств, каким бы позором заклеймила их негодующая британская пресса! Но это — подвиги британской армии, и потому нам говорят, что подобные факты являются всего-навсего обычными последствиями войны. Британские офицеры и джентльмены могут без стеснения присваивать себе серебряные ложки, украшенные драгоценными камнями браслеты и другие маленькие сувениры, какие им попадутся на поле их славы; если Кэмпбелл и был вынужден разоружить свою собственную армию в разгар войны, чтобы приостановить всеобщий грабеж и насилия, то ведь для этого могли быть и военные соображения, и никто, конечно, не пожалеет, что этим бедным парням дали недельку отдыха и небольшую возможность порезвиться после стольких трудов и лишений.
Это факт, что ни в Европе, ни в Америке нет такой грубой и жестокой армии, как британская. Грабеж, насилие, убийство— все то, что строго-настрого запрещено и полностью изгнано из всех армий, — являются освященной временем привилегией, узаконенным правом британского солдата. Гнусности, совершавшиеся в течение ряда дней после штурма Бадахоса и Сан-Себастьяна[351] во время войны в Испании, не имеют себе равных в летописях любой другой нации с начала французской революции; а запрещенный повсюду средневековый обычай отдавать на разграбление город, взятый штурмом, все еще остается правилом у англичан. Военные соображения настоятельно требовали, чтобы для Дели было сделано исключение, но армия, хотя и подкупленная дополнительной платой, все же роптала, и теперь, в Лакнау, она вознаградила себя за то, что упустила в Дели. В течение двенадцати дней и ночей в Лакнау действовала не британская армия, а необузданная, пьяная, грубая толпа, распавшаяся на отдельные шайки грабителей, гораздо более необузданных, неистовых и жадных, чем сипаи, которых только что выгнали оттуда. Разграбление Лакнау в 1858 г. останется вечным позором для британской армии.


Выборы, выборы...
Мейси убедился в том, что «подкуп шел во всю», и потому покупал избирателей, платя от 2 до 12 фунтов за штуку. Простым смертным, которому посчастливилось получить 12 фунтов, был некто Эванс.
«Этот человек», — говорит наш почтенный парикмахер, — «хорошо знал всех избирателей из низших сословий. Эванс стоил 20 фунтов, как избиратель и соглядатай».
Как видно, Мейси, этот молодчина парикмахер, подбил нескольких головорезов с некиим Клементом во главе, чтобы в день выдвижения кандидатов они похитили одного старого избирателя по имени Уортен из трактира «Белого льва», впрочем сам он (Мейси) не видел, чтобы у этого «льва» «сдирали со спины шкуру». Этот человек, сказал Мейси во время допроса, «был слишком стар и слеп, чтобы сопротивляться, и к тому же пьян». В Уэйкфилде цены были выше, чем в Глостере, голос стоил там от 5 до 70 фунтов. В то же время противники прибегали здесь к более насильственным методам. По мнению некоего г-на Смита, имевшего многолетний опыт, Уэйкфилд был самым продажным избирательным округом во всей Европе, и за деньги и пиво в нем можно было добиться избрания кого угодно. На последней стадии борьбы, происходившей между квакером Литамом, радикалом, и г-ном Чар-лзуортом, консерватором, «весь город знал, что можно получить сколько угодно денег в конторе Уэйнрайта», агента нашего беспорочного квакера. Единственной значительной чертой, отличавшей консерваторов от либералов, было то, что последние, при случае, не брезгали выпуском «поддельных банкнот», тогда как первые платили полноценными деньгами. Около полдюжины уэйкфилдских избирателей образовали клуб, с тем чтобы перетянуть чашу весов, куда им вздумается, когда голосование будет подходить к концу. Некто Т. Ф. Тауэр, цырюльник, голосовал за г-на Литама по той причине, что один из литамовских собирателей голосов дал ему 40 фунтов за щетку для волос. Один исключительно щепетильный субъект, Джон Уилкокс, не голосовал вовсе, ибо он получил 25 фунтов за голос в пользу Литама и 30 фунтов за голос в пользу соперника Литама. «Он вышел из положения таким образом, что вовсе не явился на выборы». Некто Бенджамин Ингам, голосовавший за Литама, не мог даже сказать, сколько он получил денег, ибо «в то время он, как правило, был пьян». Top it заманили некоего Джемса Кларка, гадальщика и прорицателя по звездам, на постоялый двор, где напоили его допьяна и «несколько дней держали его в одной из комнат гостиницы, давая вволю есть и пить». Однако под конец ему все же удалось удрать, и он голосовал за Литама, «отчасти желая досадить синим за то, что они посадили его под замок, а отчасти, чтобы получить 50 фунтов».
Далее, был некто Уильям Диксон, по профессии водопроводчик, который в это утро был занят работой в белильне г-на Тила.
«Когда он пришел в помещение наверху забрать еще несколько труб для окончания своей работы, дверь снаружи внезапно захлопнулась, ее заперли на замок и забили гвоздями. В комнате было трое мужчин и мальчик, чтобы принудить его держать себя смирно; при них была веревка, чтобы связать его в случае необходимости».
Словом, если либералы отличались своими «фальшивыми банкнотами», то консерваторы стали знамениты тем, что пускали в ход физическую силу.
По поводу этих возмутительных разоблачений английской избирательной системы лорд Брум счел нужным выступить с длинной речью в Брадфорде, в которой он открыто признал, что преступления, связанные с подкупом, быстро растут, что они были сравнительно редки до 1832 г., но сильно возросли со времени парламентской реформы 1832 года. Лорд Брум намеревался уменьшить это зло. Каково же это любопытное средство, найденное лордом Брумом? Не давать избирательного права трудящимся классам до тех пор, пока мелкая буржуазия, поддающаяся подкупу, и высшие классы, подкупающие ее, не исправятся! Только старческим слабоумием можно объяснить такой парадокс.

Зомбо-ящик.
«Английский народ участвует в управлении своей страной, читая газету «Times»». Это суждение, высказанное одним выдающимся английским автором [Р. Лоу. Ред.] по поводу так называемого английского самоуправления, правильно лишь постольку, поскольку оно касается внешней политики королевства. Что же касается внутренних реформ, то они никогда не проводились при поддержке «Times»; напротив, газета «Times» не переставала выступать против них, пока не убеждалась в своей полной неспособности сколько-нибудь задержать их осуществление...
Поэтому настоящее влияние этой газеты на общественное мнение ограничено областью внешней политики. Ни в одной европейской стране широкая публика, и особенно буржуазия, не проявляет столь глубокого невежества в вопросах внешней политики своей собственной страны, как в Англии, — невежества, объясняемого двумя главными причинами. С одной стороны, со времени славной революции 1688 г. аристократия неизменно сохраняла монополию на руководство внешней политикой Англии. С другой стороны, все растущее разделение труда в известной степени выхолостило общий интеллект буржуа, ограничив всю их энергию и умственные способности узкой сферой торговых, промышленных и профессиональных интересов. В результате получилось, что аристократия действовала за буржуазию, а пресса думала за нее в области внешней или международной политики; и очень скоро обе стороны, аристократия и пресса, уяснили себе, что в их общих интересах объединиться... Правда, понадобилось пройти несколько промежуточных периодов, пока не установилось существующее положение. Аристократия, монополизировавшая управление внешней политикой, сначала сузилась до размеров олигархии, представленной тайным конклавом под названием кабинета, а затем кабинет был оттеснен одним лицом, лордом Пальмерстоном, который в течение последних тридцати лет узурпировал абсолютную власть в управлении национальными ресурсами Британской империи и в определении направления ее внешней политики.
Одновременно с этой узурпацией, в силу закона концентрации, действующего в области газетного дела еще быстрее, чем в области бумагопрядения, лондонская газета «Times» достигла положения английской национальной газеты, став, так сказать, представителем английского общественного мнения перед лицом других народов. Если монополия управления внешней политикой нации перешла от аристократии к олигархическому конклаву, а от олигархического конклава к одному лицу, министру иностранных дел Англии, т. е. к лорду Пальмерстону, то монополия мыслить и судить за нацию о ее собственной внешней политике и представлять общественное мнение в этих делах перешла от всей печати к одному ее органу — к «Times». Лорд Пальмерстон, который келейно управлял внешней политикой Британской империи, руководствуясь мотивами, не известными ни широкой публике, ни парламенту, ни даже его собственным коллегам, был бы очень глуп, если бы не попытался завладеть той единственной газетой, которая узурпировала право широко обсуждать от имени английского народа его собственные секретные дела. Газета «Times», в словаре которой никогда не было слова «добродетель», должна была бы, со своей стороны, проявить более чем спартанскую добродетель, чтобы не вступить в союз с правителем, фактически самолично распоряжавшимся национальными ресурсами империи...
Если, таким образом, «Times» способна при помощи лживых измышлений и замалчиваний так вводить в заблуждение общественное мнение в отношении событий, которые произошли лишь накануне в английской палате общин, то ее искусство применять лживые измышления и замалчивание к событиям, происходящим далеко за границей, например, к событиям войны в Америке, должно быть поистине безгранично.


МЭ, 1855-61 гг.
Tags: цитаты
Subscribe

  • Западный взгляд на советскую мультипликацию

    ...использование красного цвета вызывает темы покорности и подчинения в советской и постсоветской анимации... Ш. Вайсер "Женщина в красном..." (Это…

  • О фракционности

    Фракционность неизбежна в любом живом движении, следовательно, и в строящей соц-м партии. В СССР (это как бы первый уровень системы соц-ма) она…

  • Эстонский марксизм

    Неожиданно интересная книга Паульман В.Ф._Исповедь ревизиониста из Прибалтики_2010. Написана хорошим языком, легко читается. Автор - эстонец…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment