Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Югославский марксизм


…Кидрич же уже в июле 1948 года выступил с идеей децентрализации управления экономикой. Это произошло спустя 3 месяца после письма ЦК ВКП/б/ в адрес руководства КПЮ и месяц спустя после известной резолюции Информбюро [т.е. разрыва Сталина и Тито. - ЕК]. Это было сделано в его докладе «О строительстве социалистической экономики ФНРЮ» на 5 съезде КПЮ.

… Б.Кидрич подробно перечислил внутренние условия социалистического строительства в Югославии, которые существенно отличаются от таковых в СССР. Среди главных он назвал конфискацию собственности предателей, а не национализацию, союз с середняком и опору на него, а не опору на бедняка и нейтрализацию середняка, как это было в СССР. Гражданской войны после победы социалистической революции в Югославии не было, так как эти вопросы решались в ходе войны с оккупантами. Кардинально иными были и внешние условия, т.к. победа над фашизмом обеспечила непосредственную помощь СССР и беспрепятственное включение в международные отношения. Советская Россия всего этого не имела, а потому и методы строительства социализма в Югославии должны отличаться от советских, со всей ясностью подчеркнул Председатель Плановой Комиссии.

Отталкиваясь от развернутой им аргументации, Б.Кидрич выдвинул тезис, актуальность которого сохранила всю свою силу и для последнего десятилетия XX века. При сохранении планового начала в развитии экономики в целом, в рамках общего государственного плана основной акцент следует делать, как он выразился, «на детальной организации работы предприятий», ибо если отдать абсолютное преимущество разработке общегосударственного решения организационных вопросов, то это привело бы к тому, что югославское общество перестало прогрессировать в своем развитии, перешло бы в стадию стагнации и даже, рано или поздно, к регрессу. Противопоставив «бюрократическое понимание организации» экономики, то есть диктата на основе государственного плана, «инициативе» предприятий и высказавшись за расширение их самостоятельности, Б.Кидрич особо подчеркнул, что такая постановка вопроса не противоречит марксизму-ленинизму, и предпринял попытку доказать это путем анализа опыта СССР и ссылок на работы В.И.Ленина и И.В.Сталина.

… Социализм как первая стадия коммунизма, подчеркивал он, имеет ту особенность, что распределение по труду в нем имеет форму распределения «через деньги». А поскольку это так, «в процессе строительства социализма практически не существует возможности удовлетворения всех человеческих потребностей без какого бы то ни было уважения неумолимых экономических законов, среди которых находится и закон равновесия денежных и товарных фондов».

И далее докладчик подробно объяснил, что сказанное им не означает выступления против «дистрибутивного планирования» вообще, а против того, чтобы план носил лишь распределительный характер. Социализм это такое общество, пояснял он, где план должен принимать во внимание «существование таких экономических категорий, как «товар и деньги», «спрос и предложение», действие рынка. Плановая социалистическая экономика «должна овладевать спросом и предложением и сознательно пользоваться ими как одним из инструментов планового распределения». Более того, подчеркнул он, нельзя допускать такого состояния в управлении хозяйством, чтобы покупательная способность населения росла «анархично и помимо плана», чтобы она не соответствовала товарному ассортименту. Допустить это означало бы «нанести ущерб жизненному уровню населения». Сущность социалистического планирования, говорил Б.Кидрич, заключается в том, что «сердцевина этой проблемы содержится не в дистрибутивных планах, а в правильном планировании покупательных фондов, их плановом балансе с товарными фондами и в строгом поддержании плановой дисциплины, но не только с точки зрения производства, потребления материалов и т.д., а с точки зрения планового баланса покупательных и товарных фондов».

Несомненной заслугой Б.Кидрича в теоретическом плане является выдвинутая им идея, что децентрализация в экономике должна иметь целью самостоятельность предприятий при сохранении за государственными органами общей направляющей линии. В принципиальном плане был сформулирован тезис об органическом сочетании самоуправления в низшем и среднем эвене экономики с деятельностью государства на макроуровне. Углубил эту идею Кидрич при проработке проблемы: план-рынок. Государственное планирование понималось им как достижение сбалансированности основных народнохозяйственных пропорций на основе тех показателей, которые дает свободная /в этих ограничениях/ деятельность рынка, ориентированного, в свою очередь, планом.

… О том, что именно Б.Кидричу принадлежит обоснование идеи самоуправления в экономике, свидетельствует С.Вукманович-Темпо. Кидрич, пишет он, разработал и предложил ЦК систему управления, при которой трудовые коллективы сами бы принимали решения об определении доли прибыли, идущей, во-первых, на накопление, и, во-вторых, на формирование заработка членов коллектива предприятия…

Осенью 1952 года Б.Кидрич тяжело заболел, а в апреле 1953 года умер.

Во время болезни Б.Кидрича роль главного теоретика югославской концепции самоуправления переходит к Э.Карделю, который позже стал называться "ведущим теоретиком" "общей теории самоуправления". //и всё испортил, по мнению автора
//А приоритет Кидрича в дальнейшем был присвоен вождями.

Кузнечевский В.Д. Эволюция югославской концепции социализма. 1990
http://rabkrin.org/kuznechevskiy-v-d-evolyutsiya-yugoslavskoy-kontseptsii-sotsializma-kniga/


////// И от себя.
В том, чем же являлось такое самоуправление, с т.з. марксизма возможны две интерпретации.

1.
Передача функций буржуазии как класса (ф-ии накопления) коллективам трудящимся, сама же буржуазия ликвидируется. Этим решается задача сохранения «непорочности» соц-ма (то ли на переходный период, то ли уже победившего – тут, как водится, постоянно путаница), т.к. наличие враждебного класса натуральных частных собственников для общества, строящего соц-м, является сильнейшим раздражающим фактором.
Это вполне можно уложить в рамки марксизма, имея в виду, что при соц-ме продолжает действовать буржуазное право без буржуазии.
Понятное дело, что предприятия при этом должны действовать в рыночной среде. Чтобы не скатиться в анархо-синдикализм, теоретикам пришлось решать вопрос о природе собственности в таком строе. Собственность не могла принадлежать коллективам (это не был бы соц-м), не могла принадлежать гос-ву (от этого как раз хотели уйти) – отсюда абсурдная концепция «ничейности» собственности.

Увы, практика опровергла надежды на то, что самоуправляющиеся коллективы смогут хозяйствовать прибыльно, – они быстро попали в долговую кабалу к кредитным организациям (которые тоже были освобождены от гос. контроля). Вместо коллективных пром. капиталистов образовались коллективные финансовые (банки), предпочитавшие развитию экономики паразитическое сверхпотребление.

В общем же,
Рынок проявил тенденцию к стихийному развитию, что не могло не насторожить творцов югославской самоуправленческой теории. Начались поиски противовеса плохо контролируемой стихии. Поскольку государство в качестве такого противовеса было ранее отброшено, и возврата к нему, по идеологическим причинам быть не могло, то была предпринята попытка зарегулировать рыночные отношения путем взаимных договоров между организациями объединенного труда. Для этого в 1976 году принимается Закон об объединенном труде, где почти на 300-х страницах в 671 статье предписывалось, кому, как и в каких рамках надлежит действовать на рынке. На деле это означало возрождение старого противоречия. Признав рынок объективным явлением, естественным фактором развития общества, теория одновременно с этим, постулировала волевое ограничение его функционирования тем, что не только не учитывала в полном объеме реальное воздействие рынка на процесс создания, распределения и обмена произведенных потребительных стоимостей, во и навязывала волевым порядком правила рыночного поведения.

Рынок, конечно, «не послушался» этих указаний. Противоречия между тенденциями, которые пробивались к жизни через ткань рыночных отношений в силу его существования как такового, и навязываемыми ему из сферы надстройки «правилами хорошего поведения» оказались очень мощными. Все это не могло не оказать воздействия на развитие общественных отношений в целом. Главное здесь - утрата жизненных сил общественного организма. Выше приводилось уже мнение югославского ученого о том, что экономика потеряла самодвижитель в своем развитии. Эту точку зрения дополняет С.Шувар. Рынок, пишет он, оказался закрытым, в нем исчезла конкуренция: «Почти никто из производителей не мог и до сих пор не может разориться, так как за товар расплачиваются кредитом до его реализации на рынке, и при этом существует целая «система» социализации убытков».


2.
Самоуправляющиеся коллективы представляют собой искомые свободные ассоциации производителей и как таковые практически в готовом виде переходят в коммунизм. Из соотношения самоуправления и государства получаем наглядное мерило движения к соц-му (ком-му): чем меньше остается гос-ва, тем ближе к цели. И надо сказать, что политическое руководство рьяно принялось за дело:

В отношении югославской теории и практики можно сказать, что она развивалась в русле не «отмирания», а «отмены» государства. Однако следует подчеркнуть, что начался этот процесс в практическом плане именно с того пункта, который и был определен Лениным как отправной. 26 июня 1950 года И.Тито перед Народной Скупщиной заявил: ”... Маркс, Энгельс и Ленин учат нас, что государство начинает отмирать с того момента, когда пролетариат берет власть в свои руки... Это отмирание государства начинается прежде всего с экономических функций». Д.Биланджич, комментируя эту речь в своей книге «История СФРЮ. Главные процессы», пишет: «...Было вынесено решение о том, что процесс отмирания государства должен начинаться немедленно».

Вслед за этим руководство КПЮ начинает упразднять государственные органы управления в области хозяйственной деятельности. По Указам Президиума Народной Скупщины от 7-го апреля 1950 года, то есть еще даже до заседания Народной Скупщины, на котором было принято решение об «отмирании» государства, союзное правительство ликвидировало министерства энергетики, горного дела, сельского хозяйства, лесной и легкой промышленности, строительства, торговли и снабжения, передав предприятия, принадлежащие этим министерствам, в ведение республиканских правительств. А те, в свою очередь, передали их в управление местным органам власти. В апреле 1951 года союзное правительство передало в ведение республик последние 108 предприятий из намеченных. Аппарат центральных органов управления государством был в результате этих мер сокращен на 40%.

В 1964 году этот процесс был продолжен, расширен и углублен. Состоявшийся в том году 8 съезд СКЮ принял решение об экономической реформе, в результате которой был упразднен «налог на высокую производительность» предприятий в пользу государства, упразднены отчисления от предприятий в инвестиционные фонды государства, а все существовавшие у государства фонды /союзные, республиканские и местные/ переданы союзным, республиканским и коммунальным банкам. В 1966 году вступил в действие пятилетний план экономического развития страны, в котором предусматривалось, что в сфере расширенного воспроизводства предприятия должны самофинансироваться через кредитный механизм с помощью банков не менее, чем на 70% и в таком же объеме распоряжаться своим нетто-продуктом.

Летом 1966 года в результате решений 4-го пленума ЦК СКЮ, была децентрализована и служба Государственной безопасности: республиканские и краевые управления стали практически независимыми от Белграда в своей деятельности, включая и кадровую политику.

В руках центральных органов практически осталась только оборонная промышленность, армия и внешнеполитическая деятельность /внешнеэкономическая тоже была децентрализована/.


Тут прежде всего замечу, что центральные хозяйственные ведомства, как раз и управляющие «вещами и процессами» (а не людьми), наоборот, по теории остаются и переходят в ком-м, теряя свою гос. принадлежность и бюрократическую природу. Для заявленных целей достаточно было ограничиться ликвидацией ГБ, раз уж соц-м у вас так прочно «победил».
Но самое забавное, что само политическое руководство никуда не делось, а успешно образовало замкнутую привилегированную касту, ничем не отличающуюся от сов. «номенклатуры».

В итоге остается согласиться с критикой югославских «новых левых», называвших этот строй «антисталинским сталинизмом», а всё самоуправление – декорацией (по-нашему – как «власть Советов» в СССР).

[С практической же т.з. надо понимать как было устроено самоуправление. После работы коллектив должен был собираться и еще час – два заседать, самоуправляться. Понятно, как это радовало и было эффективно. Полный аналог наших партийных и комсомольских собраний. ]

Отдельно отмечу моменты откровенной ереси в концепции ю. марксизма:
Социализм в целом югославская концепция рассматривает как переходную от капитализма к коммунизму эпоху, в которой, в силу переходного характера, не может быть ни одной более или менее устоявшейся, качественно определенной социальной, социально-экономической, политической формы.

Это эпоха, которая на всем протяжении своего развития не может иметь даже относительно самостоятельных характеристик, собственных закономерностей развития. В конце этой эпохи должно быть создано общество ассоциированных производителей, т.е. коммунистическое общество. «Нашей исходной позицией, - писал в 1970 году С.Милосавлевски, - будет констатация: мы вступили бы в противоречие с марксовой теорией переходного периода /а это бы, в сущности, означало - и с его теорией революции и коммунизма/, если посчитали, что в переходном периоде находятся только так называемые социалистические страны». Марксовой теории соответствует вывод о том, что в переходном периоде в известном смысле весь современный мир. «В процессе длительного перехода от классового общества к бесклассовому находятся все страны, включая и капиталистические, в которых совершается процесс социализации средств производства. Вследствие этого, - считает С.Милосавлевски, - бессмысленно вести дискуссию о том, на каком отрезке переходного периода та или иная социалистическая страна».

[Последующее – шедевр нашего автора (Кузнечевского), в котором он всё ставит на голову.]
Стабильны или нет в своей качественной определенности характеристики социализма - вопрос отнюдь не академический. Дело в том, что если социализм представляет собой текучие, неустойчивые, переходные формы организации общественной жизни, - это один подход к управлению общественлым процессом со стороны субъективных сил, и прежде всего, со стороны управленческого слоя правящих коммунистических партий. Подход этот характеризуется сильным волевым началом, которое проявляется в постулируемой сверху необходимости непосредственно руководить всеми процессами в обществе - от властного определения народнохозяйственных пропорций до непосредственного управления, скажем, сельским хозяйством.

Если же социализм имеет свои собственные качественные характеристики, стабильные формы организации жизнедеятельности общества, тогда в управлении обществом все большее значение начинают приобретать формы самоорганизации, то есть самоуправления. И тогда роль субъективных сил в управлении обществом, прежде всего партийно-государственньго аппарата, уже не может носить абсолютного по своему значению характера. Тогда функции этих субъективных сил по большей части заключаются в том, чтобы изучать закономерности функционирования социалистического общества. И даже на первых фазах строительства нового общества не создавать планомерность, а поддерживать пропорциональность, предоставив обществу в принципе самому проявлять жизненное самодвижущее начало. Непосредственно-волевое, административное управление обществом со стороны субъективных сил здесь неизбежно уступает место в основном политической деятельности в означенном выше ключе.
… В середине 60-х годов В.Ульбрихт в ГДР высказал мысль о том, что социализм должен представлять собой самостоятельную общественно-экономическую формацию. Политические следствия этого вывода были более чем очевидны. Он в СССР сразу же подвергся резкой критике. Практически в противовес был выдвинут тезис о социализме, развивающемся на своей собственной основе…


//
В целом же как всегда, забегание вперед и объявление соц-мом того, что им не является, к добру не приводят. По этому и видно, насколько адекватнее китайский марксизм, отсюда и закономерные его экономические успехи.

UPD
https://evgeniy-kond.livejournal.com/133437.html

Приложение. При позднем феодализме
«В исполнительной власти ...наличествуют две власти...
1) власть, которая правит;
2) власть, которая управляет.
Заключать мир и объявлять войну, руководить и командовать армией, вести переговоры с иностранными державами, непосредственно назначать на высокие посты, уравновешивать и примирять интересы различных сословий в государстве — вот что составляет власть, которая правит... не следует забывать, что со времени Мазарини исполнительная власть больше управляет, чем правит; что революция довела эту тенденцию до невероятного уровня».
// 1) - это собственно политическая власть.

UPD
Москва и Восточная Европа. Становление политических режимов советского типа (1949—1953): Очерки истории. — М, 2002.
...
Наиболее отчетливо деление общества ощущалось в социальной сфере. Например, действовавшая в стране система карточного снабжения, точнее известная гражданам, ее «надводная» часть выглядела следующим образом. Группа с индексом «Р» (рабочие) подразделлялась на: Р1А — рудокопы и рабочие лесной промышленности; Р1 — рабочие, занимавшиеся тяжелым физическим трудом и приравненные к ним (!) руководители учреждений; Р2 — рабочие, занятые на легких физических работах и самостоятельные служащие; РЗ — вспомогательные служащие и учащиеся старше 14 лет. Группа с индексом «Д» (детская) включала следующие категории: Д1 — дети до 2-х лет; Д2 — дети 2—7 лет; ДЗ — дети 7— 14 лет. В группу с индексом «Г» входили граждане без постоянной работы и домохозяйки. Имелись также дополнительные карточки с индексом «Б» — больные и «Т» — будущие матери. По стоимости месячного пайка группы различались следующим образом: «Г» — около 200 динаров; «Р1» — 200 динаров; «Д2» — около 150 динаров; «ДЗ» — 150 динаров.
Но эта структура не была единственной. Помимо нее, существовала и другая, «подводная», для «избранных». Речь шла о снабжении в так называемых «министерских магазинах». Стоимость месячного пайка там равнялась 1000 динаров на одного человека, а снабжались по этой норме все члены семьи должностного лица.
Но пайки в «министерских магазинах» также дифференцировались.

Существовали три категории: I — для министров и членов ЦК; II — для зам. министров и служащих их ранга; III — для прочих высших государственных и политических руководителей. Отдельное снабжение имел аппарат госбезопасности (УДБ). Советские наблюдатели, фиксируя резко негативное отношение рядовых граждан к УДБ, считали, что одной из причин этого являлось особое материальное положение сотрудников госбезопасности (снабжение, оклады, система привилегий)134. Характерно, что попавшие в немилость УДБ граждане могли, наряду с другими наказаниями (обыски, переселение, снижение по службе) лишиться и нормированного снабжения.

Особая роль УДБ в формирующейся политической системе была «обоснована» широко распространившимися еще с 1949 г. установками такого типа: «Коммунистическая партия является авангардом рабочего класса, а УДБ, в которую включены самые испытанные члены партии — партизаны, является авангардом коммунистической партии». Органы госбезопасности стали главным звеном в реализации распоряжения о контроле за партийными кадрами, а по большому счету — важнейшим инструментом консолидации режима Тито.
[И эти люди потом хотели упразднять гос-во - сохраняя роль УДБ! Ну да, достаточно сказать, что это не тайная полиция, а "авангард авангарда".]

Разрыв между правящей «верхушкой» и рядовой «массой» существовал также и в рамках парторганизаций. Тенденция выделять руководство в отдельные парторганизации по примеру штабных парторганизаций военного времени наблюдалась и после освобож- (222) дения страны, хотя никакой специальной директивы ЦК по этому вопросу не было. Подобная практика имела место, например, в министерствах, в народных комитетах (в частности, в исполкоме народного комитета Белграда), в прокуратуре, на строительных предприятиях столицы, в советско-югославском пароходном обществе «Юспад», в Народном банке ФНРЮ и пр., где существовали разные ячейки — одна для руководителей и другая — для подчиненных.
Tags: "госсоциализм", цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments