Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Памяти матери

У нее был определенный талант рассказчицы и хорошая память на тексты и события (все выученные когда-то в школе стихи, того же «Деда Мазая», могла шпарить наизусть). История нашего угасающего рода в ее изложении предстает как исторический триллер. Ну да и время было интересное.
Далее небольшая записанная часть.
Маслова Анисья Ивановна (мне прабабка, - ЕК), янв. 1888 г.р., Нижегородская губ., Борский уезд, с. Ивонькино, из крестьян. В 12 лет поступила работать на суконно-валяльную фабрику №6 (валенки, довольно грязное и вредное пр-во). В 16 лет вышла замуж за Баринова Алексея, 25 лет, ветлужский (по р. Ветлуге, вятские края). Переехали в Нижний. Он работал на конке. Когда конку перевели на эл. стал водителем трамвая, Анисья – кондуктором. Была неграмотна, знала только 3 коп. – стоимость билета. Дети: Надя, Ося, Виктор, Нина (1918 г.р., бабка), Сергей. У них была квартира 5 комнат, держали прислугу: кухарку-няньку. Ося и Надя с 8 лет ходили в школу. В 1914 г. с началом войны Алексея взяли в армию возчиком-грузчиком. Из квартиры переехали во «вдовий дом» (?). Алексей вернулся, сняли квартиру недалеко от дома Горького, снова стали работать на трамвае.
С гражданской войной начался голод, трамваи встали.
Брат Алексея Фёдор работал с Симбирске в Александровской больнице фельдшером. Он прислал письмо, чтобы приезжали, потому что здесь нет голода. Поехали на пароходе, Сережа в пути умер. Их ссадили на берег. Похоронили, дальше ехали на лошадях. Приехали в Уржумское, нашли квартиру. Алексей решил идти в Симбирск пешком, оставив семью здесь. Когда он ушел, Анисья заболела тифом. Когда через месяц она очнулась, хозяйка квартиры сказала, что муж наверное не вернется. Анисья, оставив на вр. детей, пошла в С. искать мужа. Нашла в морге, по словам Фёдора умер от тифа. Пропали все вещи: пиджак, часы, деньги, сапоги.
Фёдор помогать не стал, сказал, что сам уедет в Нижний. Ходила из села в село (видимо, уже с детьми), батрачила за хлеб и ночлег. В голодном 1921 г. отдала Виктора в детдом, он заболел и умер. Дошли до Комаровки, где и жили до 1928 г.
Там вышла замуж за Белова. Муж умер, дом сгорел. Стала собирать милостыню.
В Абрамовке открыли школу крестьянской молодежи, где детей бедных кормили и одевали. Жили в интернате при этой школе. Надя и Осип поступили в эту школу.
Надя ходила с палочкой, в детстве ее переехали лошади (тройкой), была глухая, но хорошо понимала с губ. Нина с 8 лет пошла в няньки. Осип и Надя закончили 7 классов. Нина потом тоже поступила туда же.
Анисью посватал богатый мужик из с. Выры и она переехала туда. Осип поступил в комсомол, стал секретарем сельской ячейки. В 1929 г. раскулачивание. Анисья ушла от мужа по совету Осипа (и оказалась на «правильной стороне истории»). Мужа раскулачили и всю его семью сослали на «Соловки» (как тогда говорили). Анисья вступила в колхоз птичницей, ей дали избенку. Нина окончила семилетку и поступила в Ульяновский пед. техникум. После приехала в Выры учителем нач. классов. Директором школы был Сергей Фёдорович (мне дед), за которого она вышла.
(Сергей Фёдорович, 1913 г.р., п. Тёплый, из крестьян. Мать – Дарья. Отец – Федор Иванович. Др. дети: Клава, Сергей, Нюра, Майя, Дима, Лена.
Сергей закончил Куйбышевский пед. институт, истфак.)

Осип после армии остался служить командиром на Д. Востоке, в армии Тухачевского. В 1937 г. посадили на 5 лет (как бы за изнасилование кореянки, темная история). В 1941 г. отправили на фронт, был ранен, демобилизовали. Работал 2-м секретарем Тагайского райвоенкомата (по должности имел выезд – лошадей, начальник!). (По рассказам складывается образ авантюрный, хамоватый и хваткий.)

В 1940 г. (после чисток в армии) Сергея в 27 лет призвали на командирские курсы в Оренбурге (Чкалове). В 1939 г. родилась Галя. После одной из его побывок дома в 1940 г. родилась мама Рита. Через 6 мес. после этого Сергея отправили во Львов, где он и погиб в первые же дни войны.
Из родственников деда наиболее примечательна судьба Клавдии. Она закончила Куйбышевский планово-эк. институт, работала главбухом. Доложила в органы о своём начальнике (расхищал гос. имущество). Ждала, что ей дадут орден за бдительность, но на суде ей присудили 5 лет за халатность. Прямо на суде сошла с ума. Закончила жизнь в Карамзинке, нашей больнице для душевнобольных.

Где-то в начале войны Нину перевели работать в п. Малиновский в 9 км. от Теньковки заведующей нач. школы, по совместительству учителем и уборщицей. Семья жила на частной квартире. У Надежды ранее отнялась пр. рука, теперь ноги. Во вр. войны было голодно, ели съедобные травы, отруби. Все вещи (книги, посуду) меняли на хлеб. Отец Сергея привел своим внучатам тёлку.
(Семья т.о. была чисто женской по составу, с инвалидом на руках (какая-то мизерная пенсия ей начала выплачиваться колхозом очень поздно). В войну и после было легче тем, у кого был в семье кто-то из мужчин, хоть с одной рукой. Главное спасение был огород, картошка. Вредителей тогда не знали. А вот когда в 90-е сажали картошку, ее поражал не только колорадский жук, но и проволочник.)

В 1944 г. Нину перевели в Выры директором семилетки. После войны на эту должность был назначен новый директор, у которого была жена-учительница. Нину начали обходить с нагрузкой по учительским часам, она стала искать др. места, затеяла переезд, вышло неудачно. Мать считала, что из-за этих обид и волнений у бабушки (которую я никогда не видел) начался рак тонкого кишечника. После операции она еще какое-то вр. жила и работала.
//
По отцовской линии тоже была история - от коллективизации бабка вышла за собственного батрака. Как водится, бывший раб оказался жестоким тираном.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments