Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Откуда берутся сталинисты.

Хорошо известен анекдот, как Сталин едет по шоссе и видит роскошный особняк:
-- Какой прекрасный детсад.
-- тов. Сталин, это не детсад, это – дача маршала имярек.
-- Вот я и говорю – какой будет прекрасный детсад!
Затем в наше время по тому же шоссе едет новый русский:
-- Какой хороший бордель!
-- Это же детсад!
-- Вот я и говорю – какой хороший получится бордель для педофилов, даже вывеску менять не надо!

Если утрированно, в тот момент, когда начинающий осознавать свое социальное положение в новой России и классовую идентичность человек слышит этот (или подобный) анекдот и он совпадает с его настроением, то он и становится "сталинистом". Идеальный образ отца народов находит ещё одного приверженца. Сознание, принявшее эту "народную правду", в дальнейшем отметает весь негатив об идоле, реальные факты, что сам Сталин и создал как маршалов всех рангов и родов, так и роздал им привилегии и дачи. Более продвинутые приверженцы воздвигают в своём сознании рубежи обороны вокруг идола, находя самые изощренные оправдания для его деяний (типа "силы обстоятельств" и "иначе было бы хуже, вот попробовали хрущевцы – и имеем поражение"). Но психологическая первопричина и у них в том же анекдоте. (Коричневых сталинистов-державников сейчас не рассматриваем, как и "злобный брежневизм" с аргументами типа: "здесь [в СССР] было так прекрасно – тепло и сыро").

Надо полагать, сталинизм как социальное явление – разновидность более широкого – того, что принято называть мелкобуржуазностью. Признаюсь, в этом термине всегда ощущался идеологический ярлык – больно уж широко он навешивался. Не очень понятно, что общего в этих явлениях: от анархизма и леваческого радикализма – до фашизма. И носителями подобного сознания зачастую был вполне себе пролетариат.
Разумеется, когда имеется фетишизация мелкой трудовой собственности, явление предстает в ясном виде. Ну а когда наоборот, требуют обобществить всё, вплоть до зубных щеток? (Хотя тут тоже фетишизация собственности, только негативная).
И вот к какому выводу я пришел. Действительно, есть характерная черта, которая объединяет эти явления – леность. Умственная и физическая. Нежелание овладеть суммой знаний и культурой, накопленной человечеством. Поиски легких путей, упование на чудо, царя, героя, спасителя. Отсюда и любовь к мифу (нации, расы, культ личности), и прожектерство ("чё там всё усложняют, я вот изобрел вечный двигатель/панацею/верный путь"), и конспиратология, и радикализм ("отменить деньги с четверга на пятницу – и будет зашибись").

Характерна эта черта только для мелкобуржуазных слоев и соответствующей интеллигенции? Нет, конечно. Обосновано ли приписывание пролетариату противоположных качеств? Для лучших представителей – да! Кто познает диалектику, глубину и сложность материального мира в своей каждодневной практике, воспитывая соответствующие волевые качества.
В отличие от китайского или камбоджийского крестьянина, который мелкобуржуазен (привержен реакционным мифам) не только из-за наличия собственности, но и объективно обусловленного условиями жизни невежества (не вина, а беда), подобное сознание для рабочего (часто успевшего получить в сов. времена даже некоторые сведения о марксизме) – уже его вина.

Теперь конкретика. Возьмем кубинскую революцию. Была ли авантюрой экспедиция "Гранмы" и мелкобуржуазными националистами её вожди? В начале – да. Но после срыва первоначальных планов и месяцев походов по горам, после реальной политической работы с местным населением, трудов до пота и крови, -- движение изменило свой характер.
Мало известно, что незадолго перед тем были попытки и другого рода – мелкие группы заговорщиков пытались убить Батисту, проникнув во дворец, но были схвачены. Полагаю, в случае успеха этого легкого пути решения проблемы мы имели бы совсем другую историю и вполне буржуазную Кубу.
Tags: сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments