Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Кейнсианство, монетаризм, марксизм

KMM

Экономические теории занимают ту или др. сторону в классовом противостоянии (хотя некоторые это скрывают).
Напр., закон Сэя, лежащий в основе представлений монетаристов и пр. о сбалансированности капитализма (невозможности кризисов), утверждает, что производству всегда соответствует спрос при условии гибких цен. Что это значит с классовой т.з.?
Возьмем для наглядности специфический случай: нераспроданные ёлки перед Н. годом или куличи после пасхи. Как сбыть весь товар? Понижаем цену. А труд тоже товар и цена на него тоже якобы гибкая. Итак, по Сэю, если с одной стороны понижать цену на товар, а с др. – зарплаты, то в какой-то момент народец всё и раскупит. Действительно, можно согласиться, что голодный не будет воротить нос от кулича, но вот зачем ему ёлка? Тем не менее видно, как предлагается решать экономические проблемы: за счет трудящихся. Одновременное понижение зарплат и цен позволяет избежать понижения прибылей.
Т.о. общественная обязанность буржуазии – находить прибыльное вложение общественного богатства (переданного обществом ей в управление в форме частной собственности) снимается с нее и перекладывается на трудящихся в виде обязанности потреблять любое г., какое бы господа предприниматели ни изволили произвести. Тогда кризисов не будет и всем будет хорошо.

На рис. представлено размещение теорий по сторонам классового противостояния.

Политэкономия рабочего класса обосновывает интерес этого класса к повышению зарплат или уменьшению рабочего времени, т.е. повышению доли переменного капитала (v) в общественном продукте. Эту программу политически выражает широкий спектр условно-социалистических сил: от правых социалистов до левых кейнсианцев.
Революционный марксизм обосновывает невозможность устойчиво добиться этого мирными средствами в рамках кап-ма.
Политэкономия буржуазии обосновывает необходимость повышения прибылей, т.е. доли (m).
Доля (с) идет на обязательное воспроизводство СП и не должна подвергаться разделу, таким образом рабочие и буржуазия находятся в отношениях антагонизма: доля одного класса может быть увеличена только за счет др.
Политэкономия буржуазного, слитого с  монополиями государства, – кейнсианство, паразитируя на этом антагонизме, предлагает классовый компромисс и выражает интерес приобретшего относительную независимость гос-ва к усилению, а также росту связанных с ним непроизводительных слоёв. Это усиление и рост происходит за счет уменьшения доли производительных классов (буржуазии и пролетариата), но не порождает антагонизма, т.к. непроизводительные слои гос. бюрократии не образуют отдельного класса.

Кажется, что каждое теоретическое направление выражает эгоистические социальные интересы. Но следование «социалистическим рецептам» (повышение з/п) было бы полезно самой буржуазии, т.к. гарантировало бы спрос, а понижение нормы прибыли (следствие повышения з/п) ослабило бы процессы концентрации капитала и тем самым снизило бы «порог входа в бизнес».
И наоборот, повышение прибыли, за которое борется каждый капиталист, гибельно для класса буржуазии в целом и неизбежно приближает кризис.

Но буржуазия, конечно, не нуждается в чужих теориях, у нее есть свои.
Для последовательного монетариста противоречие кап-ма в том, что «бедные слишком богаты, а богатые слишком бедны», т.е. з/п и соц. выплаты бедным так высоки, что бедные не торопятся хвататься за любую работу, а прибыли капиталистов так низки, что не стимулируют их вкладываться в производство. Посему следует освободить рыночные силы, чтобы они действовали автоматически, следовательно объективно и справедливо.

Кейнсианство по мнению его сторонников также направлено к всеобщей пользе и спасению – от кризисов. Тут главное через кредитную накачку поддерживать устойчивый спрос. Все буржуазные теории идеалистичны. Для кейнсианцев, напр., чудо удовлетворения искусственного спроса на материальные блага, создаваемого ростом гос. расходов и занижением банковского процента, обеспечивается фокусом мультипликатора, а вообще – само собой. На материальном же плане бытия, должен заметить, это всегда означает перераспределение: доля буржуазии и пролетариата в общественном пироге уменьшается. Сильное гос-во (в данном случае – проводящее активную эк. политику) всегда означает высокие налоги, расходы буржуазии на содержание своего гос-ва увеличиваются. Налог увеличивается и для народных масс – в форме инфляции, т.н. «инфляционного налога».

Кейнсианская политика рано или поздно приводит к инфляционному или бюджетному кризису как следствию неоправданного разбухания непроизводительного сектора (или, как ВПК, производительного, но производящего вред), этой исторически специфической современной формы социального паразитизма. Тут приходится прибегать к лечению по монетаристской методе – урезанию бюджетных расходов и жесткому контролю за объемом денежной массы. Парадоксальным образом при этом антагонисты: производительные капиталисты и рабочие, – объективно оказываются по одну сторону баррикад против непроизводительного сектора, хотя рабочие не сознают этого и яростно протестуют против сокращения рабочих мест, т.к. социальной перегородки между секторами нет.
Для иллюстрации можно вспомнить драматическую историю симфонического оркестра греческого гос. радио, который из-за кризиса пришлось упразднить. Для кейнсианцев такой шаг абсурден, т.к. сокращает спрос. Но вот все меры жесткой экономии помогли и греческий кризис миновал.

Буржуазные теоретики (включая сюда и правых социалистов) не в силах понять, почему приходится метаться от рецептов монетаризма к кейнсианству и обратно; почему, меры, которые действовали раньше, перестают действовать теперь; почему нельзя всё время применять одни и те же меры лечения кап-ма.

Для идеалиста всё едино: все блага, которые обмениваются на труд или деньги, равноценны. Поэтому экономика обозревается с финансовой высоты, абстрагируюсь от конкретного деления по отраслям, соответственно кризис по команде финансовых властей или заливается потоком денег, или наоборот, производится урезание денежной массы. Впрочем, при строе частных собственников иных инструментов управления экономикой не существует.
Только материалистическая теория – марксизм – указывает на кардинальное отличие производительного и непроизводительного труда, несмотря на постоянные атаки ревизионистов (т.н. «услуготоварников»), по недоразумению причисляющих себя к марксистам.
Согласно марксизму, устойчивого экономического развития можно добиться лишь при переходе к сознательному, т.е. плановому, управлению отраслями хоз-ва, при приоритетном развитии производства средств производства, сбалансированного с производством предметов потребления, и при учете потребностей в услугах. Финансовые инструменты при этом могут играть вспомогательную роль.


* Под монетаризмом понимаются все родственые ему право-консервативные учения.
Аналогично широко понимается социализм.

Лит.

1. Усоскин В.М. - Денежный мир Милтона Фридмена. 1989.
https://vas-s-al.livejournal.com/824658.html

…Монетаристы же, исходя из своей трактовки системы, автоматически обеспечивающей максимальный уровень производства и занятости, считают, что безработица носит добровольный характер, является результатом свободного выбора людей. Они доказывают, что если бы уволенные люди сменили профессию, переменили место жительства или согласились на более низкую заработную плату, то они нашли бы работу.

Война, которую монетаристы в течение многих лет вели против «фискализма», как они именовали кейнсианскую политику, делающую упор на бюджетные методы, также имела свои этапы. Сначала среди аргументов монетаристов по поводу несостоятельности этой политики делался упор на непредсказуемость результатов государственных мероприятий из-за наличия задержек (лагов) в проявлении эффекта этих мер, а также ссылка на неэффективность налоговых и других бюджетных методов регулирования. Позднее же на первое место в системе доказательств вышел эффект вытеснения (the crowding out effect) частных (негосударственных) инвестиций вследствие отвлечения крупных материальных и денежных ресурсов в сферу правительственных операций. Суть этого довода заключалась в следующем: то, что выигрывает хозяйство от увеличения государственных инвестиций, оно теряет из-за одновременного сокращения расходов частнокапиталистического сектора.

2. Б. Селигмен. - Основные течения современной экономической мысли.

Чтобы отвести Кейнсовой теории подобающее ей место в развитии экономической мысли, необходимо рассмотреть отличие так называемого «реального» от монетарного анализа.
В первом случае экономические проблемы возникают исключительно из решений, основанных на отношениях между людьми и благами. Деньги в системе экономических уравнений являются лишь средством учета и облегчения сделок. Обычно деньги не оказывают влияния на экономические ситуации, поскольку современная экономика есть не что иное, как расширенная система меновой торговли. Таким образом, деньги являются темной вуалью, которую следует снять, чтобы обнаружить действительные меновые отношения, скрывающиеся за денежным выражением цен. Доход определяется как поток благ и услуг, обмениваемых на труд, тогда как сбережение представляет собой фактическое накопление производительных сил и их превращение в физическое оборудование. «Реальный» анализ подчеркивает немонетарные аспекты экономического поведения…
Монетарный подход отрицает то, что деньги — это иллюзия. Сторонники такого подхода рассматривают их в качестве главной черты экономического поведения… Попросту говоря, это означает, что сущность экономической жизни в условиях капитализма состоит в получении и расходовании денег и что из этого положения вытекают все выводы о путях и средствах роста национального благосостояния. Поскольку, однако, деньги являются единственными верительными грамотами, необходимыми для получения предметов потребления, то нет никакой гарантии в том, что народ получит вознаграждение в соответствии с освященной временем теорией предельной производительности. Использование денег приобретает сложный и иррациональный характер: они могут оказаться даже средством принуждения. Более того, деньги никогда не были нейтральной категорией, как утверждают сторонники так называемого «реального» анализа. Отношения между людьми и товарами, выражаемые в монетарной форме, приобретают самостоятельное существование и значение, которое невозможно игнорировать, рассматривая деньги только как вуаль, как это делали экономисты-классики.

Одним из значительных достижений монетарного подхода является развитие так называемых макроэкономических методов исследования. Положение о том, что деньги имеют существенное значение, позволило экономистам свести сложные представления об экономической системе к нескольким социальным агрегатным категориям: доходу, сбережениям, инвестициям и потреблению. Последние в свою очередь превратились в однородные понятия, которые легко поддавались анализу, как об этом свидетельствует разработанная Кейнсом доктрина. Он попытался установить связь между поведением индивидуумов и фирм и этими общими категориями с помощью целого ряда глубокомысленных понятий, таких, как ныне широко известные «предельная склонность к потреблению», «предпочтение ликвидности» и «предельная эффективность капитала»….
Сделав предположение, что накопление и бережливость могут привести к обнищанию — а именно это больше всего возмутило критиков Кейнса,— он пришел к выводу, что «обобществленные» инвестиции могли бы стать средством обеспечения высокого уровня занятости. Это может также осуществляться путем денежного стимулирования. Здесь весьма уместно задать вопрос, не является ли экономика постоянных военных приготовлений, характерная для последних лет, воплощением усовершенствованной формы «обобществленных инвестиций». Ибо как еще может государство осуществлять инвестирование в таком масштабе, если не путем обширной программы оборонного характера?

3. Денисов Б.А. - Критика антимарксистских теорий государственно-монополистического капитализма. 1960.

Подавляющее большинство буржуазных экономистов проповедует необходимость государственного вмешательства в экономику капиталистических стран.
Эти взгляды объективно отвечают интересам монополистической буржуазии, так как они провозглашают, что капитализм еще можно спасти и даже укрепить путем предоставления государству широких полномочий в регулировании национального хозяйства и частного предпринимательства. Эти взгляды хотя и искаженно, но все же отражают процесс развития государственно-монополистического капитализма в современных капиталистических странах.
Наиболее ярким представителем подобных взглядов является английский экономист Джон Мейнард Кейнс, —основоположник кейнсианства.

Кейнса в данном случае не интересует потребительский спрос населения как таковой. Он ищет средство компенсировать недостаток спроса чем-либо другим, нежели увеличением реальной заработной платы, а именно — увеличением инвестиций, стимулированием роста государственных вложений в промышленность, то есть искусственным созданием спроса на средства производства.
…Кейнс предлагал «регулировать» реальную заработную плату рабочих и доходы крестьян политикой инфляции. «Рабочие, — писал Кейнс, — обычно противятся сокращению денежной заработной платы, но они не прекращают работы всякий раз, как поднимаются цены товаров рабочего потребления».
Основную опасность представляют не теоретические формулы Кейнса, а их практическое применение и истолкование. Кейнс видел в военной экономике идеальное применение своих теорий. Кейнс учитывал, что государственные заказы частным корпорациям для производства оружия не связаны ни с какими проблемами сбыта. Происходит лишь увеличение государственного долга. Кроме того, производство вооружений является для капиталистов основным средством получения колоссальных прибылей. Разумеется, это также входит в расчеты Кейнса.
…Государственные средства, по мнению Хансена, можно постоянно накапливать, увеличивая государственный долг, который не есть реальный долг потому, что его можно не возвращать. И это сказано в то время, когда рост военных расходов тяжелым бременем ложится на плечи трудящихся, когда налоговый гнет становится невыносимым. Под -покровом идей Кейнеса—Хансена огромные военные расходы правительства США изображаются как необходимые для процветания страны. Широко распространяется версия о том, что производство вооружений предпринимается ради обеспечения работой пролетариата.
…Современное кейнсианство имеет два варианта в зависимости от того значения, которое последователи Кейнса придают роли государства в стимулировании экономики. Первый вариант — «истинное кейнсианство». Оно поддерживается монополистическим капиталом. Сущность его выражена в теории «просачивания по каплям» или в принципе: «что хорошо для корпораций, то хорошо и для страны». Как лицемерно заявляют защитники рассматриваемой теории, процветание капиталистов обязательно «просочится» и в народные массы.
Второй вариант — кейнсианство в социал-демократической интерпретации. Правые социал-демократы придают решающее значение повышению покупательной способности масс путем повышения заработной платы, расширения системы социального страхования, сокращения продолжительности рабочего дня при сохранении основ капиталистического
строя.

4. Капитальную критику кейнсианских "теорий" см. в
Варга Е.С. Избранные произведения. Капитализм после второй мировой войны, - 1974. гл. О ПРИЧИНАХ ПОПУЛЯРНОСТИ КЕЙНСИAHCTBA, стр. 469.

...его психологические «законы» не имеют никакого значения в реальном капиталистическом мире. Покажем это на одном примере.
Кейнс выдвигает «закон», согласно которому в случае увеличения дохода какого-либо человека увеличивается также и его потребление, но в меньшей степени, чем рост дохода, поскольку часть его идет на сбережения.

...в высокоразвитых странах, особенно в США и Англии, существует широкий слой чиновников, служащих и квалифицированных рабочих, которые при увеличении доходов расширяют свое потребление в еще большей степени. Это те слои населения, которые обычно покупают в рассрочку потребительские товары длительного пользования: дома, автомобили, мебель, телевизоры и т. п., т. е. они расходуют свои будущие доходы.
Если их доходы повышаются, то они сразу же увеличивают и свои покупки в рассрочку на сумму, намного превышающую этот рост дохода. Этот процесс можно проследить по данным статистики США, сравнивая соответствующую сумму заработной платы с суммой продаж в рассрочку ...

Цифры говорят обратное тому, что утверждает Кейнс.

И наконец, в высокоразвитых капиталистических странах существует слой - естественно, очень узкий,- куда входит верхушка монополистической буржуазии, доходы которой столь велики, что они вообще не могут быть израсходованы па предметы потребления. Каким образом можно было бы истратить на предметы потребления доход, исчисляемый миллионами долларов в год?

5. Сажина М.А._Капиталистический цикл сегодня_1987
Теоретическую платформу неоконсерваторов составляет экономическая концепция, ориентирующаяся на предложение. Отсюда ее название - "экономика предложения" вместо кейнсианской "экономики спроса", т.е. неоконсерваторы в экономическом анализе переносят акцент с факторов, определяющих образование спроса, на факторы, от которых зависят предложение ресурсов, образование сбережений, эффективность и производительность.

Основное отличие неоконсервативного направления от кейнсианского в анализе экономических явлений выражается:

во-первых, в разной трактовке целей экономического развития. В связи с этим неоконсерваторы отказываются от макроэкономической методологии кейнсианцев, т.е. от анализа экономики на основе совокупных народнохозяйственных величин. Исходным пунктом своей теории они считают стимулы и мотивы отдельных фирм, т.е. призывают вернуться к исследованию микроэкономических процессов. ...

во-вторых, в разной оценке роли сбережений в процессе воспроизводства. Если кейнсианцы считали, что надо путем частных и государственных расходов стимулировать инвестиции, а сбережения образуются сами собой, то неоконсерваторы во главу угла ставят прежде всего сбережения. Они утверждают, что экономика страдает от того, что государственная политика снижает стимулы к сбережениям и, следовательно, тормозит рост производства и накопления. Причем если у кейнсианцев и увеличение государственных расходов, и снижение налогов, воздействуя на спрос, порождают одинаковые стимулы в экономике, то у неоконсерваторов увеличение государственных расходов тормозит рост накопления, а снижение налогов стимулирует рост сбережений и производства. Это, по сути дела, означает возврат к триединой формуле факторов производства;

в-третьих, отличие неоконсервативного направления от кейнсианского проявилось и в вопросе о роли государства. Перенесение неоконсерваторами акцента со спроса на предложение, с расходов на сбережения означает в реальной действительности ограничение деятельности государства и поощрение "свободы" функционирования частного сектора, так как источником расходов, по мнению неоконсерваторов, выступает прежде всего государство, а сбережения делают частные лица и фирмы.
...
Допуская в определенных рамках государственное вмешательство в экономику, неоконсерваторы, как и кейнсианцы, предполагают активное использование государством бюджетных и кредитно-денежных рычагов, хотя, в отличие от кейнсианцев, несколько иначе и для иных целей. Если кейнсианцы предполагают применять кредитно-денежные и бюджетные инструменты для того, чтобы влиять на конъюнктуру спроса, то неоконсерваторы отвергают использование кредитно-денежных и бюджетных рычагов как временных стабилизаторов экономики и предлагают использовать их для устойчивого развития на длительное время.
В качестве долгосрочного стимулятора реального, неинфляционйого роста предлагается такая форма бюджетной политики, как сокращение налогов и уменьшение степени прогрессивности налогового обложения. В этом заключается остов всей теоретической установки "саплайсайдеров" (сторонников "экономики предложения"). Сокращение налогов способно,' по их мнению, поощрять рост сбережений, а следовательно и капиталовложений в производство. Теоретическим обоснованием зависимости прироста государственных доходов от роста налогов служит так называемая "кривая Лаффера", согласно которой с ростом налогов замедляется, а после какого-то пункта становится отрицательным прирост государственных доходов. В результате налоги становятся главным препятствием экономического роста, и стимулирование производства невозможно без снижения налогов.
Что касается кредитно-денежных инструментов, то неоконсерваторы рассматривают их как форму долгосрочной политики, ориентирующейся на определенный темп роста денежной массы.
Поэтому особое место в теоретических концепциях неоконсерваторов занимает монетаризм, одним из виднейших представителей которого является М. Фридмен. Считая экономическую систему капитализма внутренне стабильной, находящейся в равновесии и стремящейся к уровню занятости, определяемому производственными ресурсами, технологией и достигнутой степенью производительности труда, монетаристы отрицают неизбежность любого государственного регулирования экономики, за исключением денежной политики и регулирования денег в обращении.
Первопричиной изменений в производстве, доходах и ценах монетаристы считают исключительно динамику денежной массы.
Игнорируя закономерности современного воспроизводства, считая инфляцию чисто денежным явлением, монетаристы выдают объем предложения денег за главный параметр стабилизации.
Решающим фактором чрезмерного денежного обращения в современный период монетаристы считают огромные государственные расходы независимо от источников их покрытия. Соответственно ими выдвигаются относительно простые рецепты борьбы с инфляцией: во-первых, резкое уменьшение государственных расходов на социальные и гражданские нужды; во-вторых, сокращение займов и налогов (особенно на крупные компании); в-третьих, жесткое регулирование темпа прироста денежной массы; в-четвертых, отказ от "политики доходов" как метода прямого регулирования цен.
Таким образом, "экономика предложения" - прагматическая и эклектическая теория, вбирающая в себя элементы неоклассической школы и монетаризма. Неоклассики призывают вернуться к классическим временам свободной конкуренции ("назад к Сэю"), монетаристы, разделяя многие идеи неоклассиков, отдают приоритет стабильной антиинфляционной политике посредством регулирования денежной массы. Внутренне противоречивая "экономика предложения" сама по себе не создает такой основы для государственно-монополистического регулирования экономики, каковой долгое время служило кейнсианство.
Консервативная форма регулирования капиталистического воспроизводства существенно изменила приоритеты экономической политики: на первый план выдвинулись военно-политические и научно-технические задачи в ущерб социальным; вместо "полной занятости" первоочередными целями стали борьба с инфляцией, рост эффективности и улучшение условий для прибыльного функционирования частного капитала. Отсюда переход от попыток стабилизации цикла к решению средне- и долгосрочной стратегии экономического роста и решению структурных проблем. Главным параметром регулирования становится повышение нормы накопления, а не расширение спроса.
В соответствии с этим меняется механизм государственного регулирования: если прежде государство пыталось смягчить действие рыночных сил во избежание отрицательных- социальных последствий, то ныне регулирующие меры направлены на активизацию рыночного механизма, конкуренции.
Важные изменения происходят и в использовании методов регулирования. Кредитно-денежные инструменты стали главными в борьбе с инфляцией и расстройством денежной системы.
Налогово-бюджетные методы рассматриваются ныне как ограничитель роста в долговременном плане.
Изменилась ориентация социальной политики государства, которая в конечном счете направлена на распределение национального дохода в пользу накопления капитала и расширения расходов в ущерб потреблению трудящихся.
Tags: политэкономия
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Проблема реализации

    (и ее разрешение как необходимый вывод из предыдущего сценария) Проблема реализации прочно связана с именем Р. Люксембург (хотя восходит еще к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments

Featured Posts from This Journal

  • Проблема реализации

    (и ее разрешение как необходимый вывод из предыдущего сценария) Проблема реализации прочно связана с именем Р. Люксембург (хотя восходит еще к…