Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Партийные расколы и демократия

Лукач, "Молодой Гегель":
В записных книжках Гегель пишет: "Партия существует тогда, когда она внутренне распадается. Таков протестантизм, различия которого должны быть теперь преодолены с помощью создания различных союзов; это и есть доказательство, что протестантизм больше не существует. Ведь при распаде внутренние различия конституируются в качестве реальности. Вместе с возникновением протестантизма прекратились все расколы внутри католицизма. Теперь истина христианской религии навсегда доказана, правда, неизвестно для кого. Ведь мы не имеем же дела с турками".[Т.е. истина католицизма как бы доказана для внешнего наблюдателя (турок), которому на эту "истину" наплевать.- ЕК] В "Феноменологии" эта идея используется для осмысления различий внутри Просвещения... с помощью ее доказывается жизненность Просвещения: "Одна партия оказывается побеждающей партией лишь благодаря тому, что она распадается на две партии, ибо этим она показывает, что ей самой присуще обладание тем принципом, который она оспаривала, и что тем самым она преодолела односторонность, с которой она выступала прежде... Таким образом, возникший в одной из партий раздор, который кажется несчастьем, напротив, оказывается ее счастьем".

При этом Лукач замечает, что это "известная и часто цитируемая формулировка". Надо же, никогда ее не слышал. Еще бы, представьте эту цитату в "Кратком курсе" (как иллюстрацию диалектики), из которого вышла вся советская идеология. Железобетонное единство было наше всё.

Счастье не в раздоре, вопреки Гегелю. Напр., можно перефразировать так: с возникновением троцкизма прекратились все расколы внутри сталинизма, но троцкизм распадался до полного исчезновения. А в 1917 г. меньшевизм был расколот (при сохранении внешнего механического соединения) по сравнению с относительно единым большевизмом, что и привело его к полному параличу.
"Раздор" не счастье, а неизбежное проявление живого движения, роста.

В др. месте Лукач цитирует Маркса, «К критике гегелевской философии права».
Демократия есть истина монархии, монархия же не есть истина демократии. Монархия есть по необходимости демократия как непоследовательность в отношении самой себя, монархический же момент не существует как непоследовательность в демократии. Монархия не может быть понята из нее самой, а демократия может быть понята из нее самой. В демократии ни один из ее моментов не приобретает иного значения, чем то, которое ему принадлежит. Каждый момент есть действительный момент демоса в целом. В монархии же часть определяет характер целого. Весь строй государства вынужден здесь приспособиться к одной неподвижной точке. Демократия есть государственный строй как родовое понятие. Монархия же - только один из видов государственного строя, и притом плохой вид. Демократия есть содержание и форма. Монархия будто бы является только формой, в действительности же она фальсифицирует содержание.
В монархии целое, народ, подводится под один из способов его существования, под его политический строй. В демократии же сам государственный строй выступает как одно из определений, и именно - как самоопределение народа. В монархии мы имеем народ государственного строя, в демократии - государственный строй народа. Демократия есть разрешенная загадка всех форм государственного строя. Здесь государственный строй не только в себе, по существу своему, но и по своему существованию, по своей действительности все снова и снова приводится к своему действительному основанию, к действительному человеку, к действительному народу и утверждается как его собственное дело. Государственный строй выступает здесь как то, что он есть,- как свободный продукт человека. Можно было бы возразить, что это в известном смысле верно и по отношению к конституционной монархии. Однако специфическим отличием демократии является то, что здесь государственный строй вообще представляет собой только момент бытия народа, что политический строй сам по себе не образует здесь государства.

Вполне очевидно, что сталинизм полностью подходит по это описание монархии: здесь важно не наследование, как у Кимов, а то, что "весь строй государства вынужден приспособиться к одной неподвижной точке". Ну а то, что сталинизм - это самый последовательный антидемократизм, чем и привлекателен, вряд ли возмется опровергать любой сталинист. Так что православный и монархический сталинизм - совершенно закономерное явление.

Стоит пояснить, что на гегельянском воляпуке означает "Демократия есть истина монархии": демократия дополняет монархию до целостности. Сама монархия одностороння - как стремление монарха к произволу, в котором (стремлении) он не может быть последовательным, т.к. вынужденно учитывает имеющееся политические силы и угрозу движения "табакеркой" в голову, т.е. имитирует работу демократии.
Tags: разрыв шаблона, сталинизм, философия
Subscribe

  • Политэкономия дворцов

    Короче, дворец не нужен: https://youtu.be/iIlCYf-ZI9k Невыгодное вложение при кап-ме - слишком велики текущие затраты. Это способен понять самый…

  • О фракционности

    Фракционность неизбежна в любом живом движении, следовательно, и в строящей соц-м партии. В СССР (это как бы первый уровень системы соц-ма) она…

  • (no subject)

    История лейтенанта-двухгодичника, призванного в стройбат (ЖДВ) строить БАМ https://jlm-taurus.livejournal.com/145534.html Как всегда, любой,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments