Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

О деньгах теоретически

Обзор литературы и выводы.

Мера стоимости, бумажные деньги, инфляция
(под катом или http://workersparty-ioc.net/forum/22-505-7401-16-1590316507 )

О золотом стандарте и мировых деньгах
https://evgeniy-kond.livejournal.com/132291.html

~~~~~
Для иллюстрации м.б. полезно видео DW с инфографикой
https://youtu.be/t6m49vNjEGs


АПД.
Пезенти - Очерки политэкономии капитализма. Том 2.
...американский исследователь Джилмэн на основе статистики США попытался прове­рить справедливость марксистского закона о падении нормы прибыли и росте органического строения и пришел к заключению, что этот закон был справедлив до 1933 г. и в меньшей степени справедлив в последующий период. Более того, норма прибыли, по его данным, в это время обнаружила даже тенденцию к росту. Мы уже говорили, что исследуемый период слишком короток для того, что­ бы можно было сделать научный вывод, к тому же на это время приходятся мировая война и многочисленные технические открытия. Кроме того, эти же американские данные подверг критическому пересмотру Перло.

В свете вывода о природе современных счетных денег (по первой ссылке вверху) понятно, что номинальная прибыльность только вводит в заблуждение - именно с 1933 г. и отмены золотого стандарта все подсчеты в стоимостных показателях стали условны.

Как же определяется меновая стоимость счетных денег?

Е. Варга еще в книге (Деньги: их власть в мирное время и крах во время войны.) мог высказываться вполне ясно и определенно, что для счетных денег правильна количественная теория. Разумеется, в том смысле, что стоимость счетной единицы уменьшается с увеличением кол-ва сч. едининиц, а не в том, что цены пропорциональны кол-ву денег (на цены может больше влиять параметр скорость обращения). (Сам Варга этих оговорок не делает.)
Он приводит цитату из Гильфердинга: «При чистом бумажно-денежном обращении с принудительным курсом, при неизменности времени оборота стоимость бумажных денег определяется суммой цен товаров, которые должны пройти через сферу обращения. Бумажные деньги здесь приобретают полную независимость от стоимости золота и непосредственно отражают стоимость товаров...»
В этой цитате вполне несомненно только второе предложение, которое (насколько я понимаю) наши политэкономы не могли признать все советские годы и до сих пор.

Наконец, только в 1990 г. выходит книга:
А.Н. ШАРОВ. Эволюция ДЕНЕГ ПРИ КАПИТАЛИЗМЕ.

...как нам кажется, до сих пор детально не исследован и не объяснен механизм выполнения функции меры стоимостей не золотом, а кредитными(?) деньгами, не имеющими собственной стоимости.
...действительностью давно уже стала демонетизация золота, т. е. полная утрата желтым металлом позиций монопольного товара-эквивалента, прекращение выполнения им всех денежных функций, отрицание полноценных (обладающих собственной стоимостью) денег.
Процесс демонетизации золота начался еще в начале века и практически совпал с вступлением капитализма в его империалистическую стадию, что и явилось внутренней причиной развития данного процесса. Демонетизация золота происходила постепенно, проявляясь тем или иным образом в зависимости от конкретной политико-экономической ситуации, и прошла за последние десятилетия ряд этапов, знаменующих последовательное прекращение выполнения желтым металлом денежных функций:
отрыв ценообразования от золотой основы, что проявилось в постоянном росте цен — явлении, до этого времени практически неизвестном экономике в мирный период (причем этот рост не мог быть объяснен изменением соотношения стоимостей товаров и золота как денег, что и вызвало пристальное внимание к нему ученых- марксистов);
изъятие золотых монет из обращения, сначала стихийно протекавшее параллельно внедрению бумажных и кредитных денег и завершившееся в основном в период первой мировой войны (лишь в США завершение этого этапа связано с кризисом 1929 — 1933 гг.);
отмена всех форм платежей в золоте на внутренних рынках, происшедшая одновременно с крахом золотослиткового и золото-девизного стандартов и даже сопровождавшаяся многолетним запретом на владение желтым металлом в монетарной форме;
разрыв непосредственной связи между объемом золотых резервов банков и размером денежной эмиссии (в Великобритании — в 1939 г., в США — в 19б8 г. и т. д.), в результате чего сокровища перестали быть приводными и отводными каналами денежного обращения не только непосредственно, но и косвенным образом;
использование резервных валют и международных расчетных единиц, постепенно вытеснявших золото из международного оборота;
появление двойной цены золота — рыночной и официальной, которые после краха так называемого Золотого пула (1968 г.) стали все более различаться, что привело в конце концов к прекращению межгосударственных сделок с желтым металлом;
отказ от размена долларов на золото даже для центральных банков в соответствии с решением президента Р. Никсона от 15 августа 1971 г., знаменовавший собой крах последней формы урезанного золотого стандарта (золото-долларового);
отмена фиксирования золотых паритетов, т. е. ликвидация официальной цены золота и узаконивание системы свободно плавающих валютных курсов, осуществленная в 1976 г. на Кингстонской сессии Временного комитета МВФ, — уже лишь формальное признание совершившейся демонетизации золота.

Марксистская экономическая наука уделяла,вопросу демонетизации золота большое внимание практически с первых дней развития этого процесса. Интерес был вызван прежде всего тем влиянием, которое данный процесс оказал на ценообразование. Еще в 1911 г. в своей книге «Дороговизна» австрийский социал-демократ О. Бауэр признал возможность влияния изменений в условиях добычи золота на изменение товарных цен, не останавливаясь, однако, на этом моменте более подробно. Зато это сделал профессор Будапештского университета, впоследствии видный советский экономист Е. Варга в одной из статей в социал-демократической газете «Die Neue Zeit» (1912 г., № 7). Он пришел к выводу, что изменения в условиях добычи золота не могут влиять на повышение товарных цен. В возникшей дискуссии приняли участие О. Бауэр, Р. Гильфердинг, К. Каутский. В результате выкристаллизовались следующие точки зрения. O. Бауэр утверждал: «Чем больше общественного труда затрачивается на добычу золота, тем тягостнее дороговизна... Признание всего сказанного должно усилить наши атаки на империализм. Жажда все новых и новых золотых сокровищ является одним из движущих мотивов империалистической политики... Образование относительной прибавочной ценности происходиттеперь уже не путем сокращения денежной заработнои платы, но вследствие повышения товарных цен. Одним из многочисленных путей к этой цели и является расширение (экспансия) добычи золота» [17, с. 136]. В то же время германский социал-демократ Р. Гильфердинг, подводя итоги своим рассуждениям, резюмировал: «Т. о., будем ли мы исходить из числа занятых рабочих или из ценности продукции, или же из эмиссии капиталов, мы неизменно придем к выводу, что как действующий, так и ежегодно вновь вкладываемый в золотопромышленность капитал составляет не более 1 — 1,5% общей суммы всех капиталов. Изменение этого соотношения,— скажем, повышение с 1 до 1,5% — является настолько незначительным, что влияние этого перемещения капитала на цены совершенно незаметно. Стало быть, причины современной дороговизны следует искать не на стороне золота, но исключительно на стороне товаров».

...В последующие десятилетия проблема золота как денежного товара в условиях капитализма рассматривалась практически лишь в работах теоретика по вопросам денег и кредита Ф. И. Михалевского. Тем не менее существенных изменений в экономической роли желтого металла он не заметил. Но вот в 1968 г. вышла в свет монография С. М. Борисова «Золото в экономике современного капитализма», которая положила начало бурной и продолжительной дискуссии. Подробно проанализировав множество фактических данных по вопросам экономических функций золота в хозяйственной системе развитых капиталистических стран, С. М. Борисов пришел к выводу, что в настоящее время «в национальных денежных системах решающее значение приобретают неразменные бумажные деньги и, поскольку теперь они полностью обслуживают движение товаров, капиталов и услуг на всех стадиях капиталистического воспроизводства, именно эти деньги выдвигаются на роль денежного антипода, практически противостоящего товарному миру и выражающего цены товаров собственным бумажным масштабом» [13, с. 64]. Таким образом, утверждалось, что золото перестало быть деньгами. Это мнение поддержано целым рядом советских экономистов (А. В. Аникиным, Г. П. Солюсом, Вл. Н. Шенаевым, А. Б. Эйдельнант и др.), хотя не менее активно выступили и оппоненты (М. Ю. Бортник, И. Д. Злобин, И. И. Конник, Я. А. Кронрод и др.).

...
Пожалуй, самым слабым местом теории демонетизации золота на ранних стадиях ее разработки являлось отсутствие четких указаний на сохранение современными кредитными деньгами товарной природы. Неясность в этом вопросе затрудняла понимание механизма выполнения ими основополагающей функции денег — мерыстоимостей и даже позволяла ставить под сомнение согласованность всей концепции демонетизации с трудовой теорией стоимости. Но ведь «уход» золота вовсе не означает, будто современные деньги не являются товаром. Этот чрезвычайно важный для понимания современных денег момент был подчеркнут Вл. Н. Шенаевым. Выступая в 1981 г. на симпозиуме во Франкфуртена-Майне, он высказал мысль, позже опубликованную в совместном советско-западногерманском издании: «Огромную роль в теории трудовой стоимости К. Маркса играл товар рабочая сила. При этом Маркс неоднократно подчеркивал, что товар рабочая сила никогда не выступал в форме конкретной вещи. Аналогичным образом К. Маркс называл ссудный капитал товаром. В связи с этим уместно поставить вопрос: можно ли исходить из того, что денежный товар обязательно и во все времена должен выступать в форме конкретной вещи? Очевидно, что нельзя, и объективный ход экономического развития капитализма в отношении денег подтвердил это».
...
О товарной природе современных кредитно-бумажных денег говорят многие советские экономисты. При этом высказываются довольно оригинальные и интересные суждения. С. М. Никитин, например, выдвинул предположение, что товарная природа современных бумажных денег заключается в том, что посредством связи через заработную плату они выступают представителями специфического товара капиталистического способа производства — рабочей силы.

А. Гальчинский. КРИТИКА ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВ АНТИМАРКСИСТСКИХ ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. 1987

…В буржуазной литературе утверждается, что, опираясь на математические расчеты В. К. Дмитриева, П. Сраффе удалось развить известные идеи Д. Рикардо о так называемой хлебной отрасли экономики, которая, как полагал Д. Рикардо, могла бы служить «неизменной стандартной мерой стоимостей товаров». В системе П. Сраффы в качестве подобной меры меновых пропорций выступает некий товарный агрегат, объединяющий типичный для рабочего набор потребительских товаров, адекватных по цене среднему уровню заработной платы, и обеспечивающий прожиточный минимум. Названный «стандартным товаром» данный агрегат, по выражению П. Сраффы, представляет собой «чисто вспомогательную конструкцию» (purely auxiliary construction), на основе которой осуществляется редукция ценовых уравнений к так называемому датированному труду (dated labour), который и составляет в конечном итоге, по мнению П. Сраффы, основу сопоставимости товаров. Соответственно этому «стандартный товар» провозглашается своеобразным физическим аналогом стоимости, которая в теоретической конструкции П. Сраффы представляет собой расчетную единицу (numeraire) соизмерения товаров.

Положение П. Сраффы о затратах труда как исходною звене, лежащем в основе соизмерения товаров, создает видимость его приверженности теории трудовой стоимости К. Маркса. Именно это послужило поводом для публикаций, в которых всячески рекламируется «родство» теории П. Сраффы и экономического учения К. Маркса, хотя сам английский экономист так вопрос не ставил. Теория К. Маркса в книге П. Сраффы вообще не упоминается.

Анализ «стандартного товара» в концепции П. Сраффы, пишет Р. Миик, «является близкой аналогией Марксового анализа товара, произведенного капиталом, органическое строение которого равно средней общественной величине». «Книга Сраффы важна не просто в виду своей правдивости,— говорится в объемном издании «Рикардо, Маркс, Сраффа», опубликованном в Лондоне в 1984 г.— Она сыграла важную роль в истории развития экономической мысли, положив начало ставшему широко известным течению — неорикардианству... Однако главное, подчеркивают авторы издания,— состоит не в этом. Книга Сраффы послужила поводом переосмысления вопроса о вкладе теории Маркса в экономическую науку и ее повторной ассимиляции (reabsorbing)» [201, XI]. Одновременно в западной литературе ставится вопрос о возможности адекватного теоретического переосмысления Марксовой теории денег. В частности, американский экономист профессор П. М. Лихтенштейн в опубликованной в 1983 г. в НьюЙорке книге «Введение в посткейнсианскую и марксистскую теории стоимости и цены» утверждает, что положение П. Сраффы о «стандартном товаре» создает логическую основу развития применительно к современным условиям Марксовой теории о деньгах как всеобщем стоимостном эквиваленте и мере стоимостей. Он считает, что теория П. Сраффы позволяет рассматривать в качестве меры стоимостей не золото, а отрасль, производящую стандартный товар. «Цены всех других (кроме стандартного.— А. Г.) товаров можно выразить на основе затрат данной отрасли. Если множество отраслей используют в качестве одного из звеньев производственных затрат стандартный товар (имеется в виду товарный эквивалент заработной платы.— А. Г.),— пишет американский экономист,— то данный стандарт представляет единицу стоимости».

// Далее оказывается, что Сраффа испортил хорошую идею, за что автор с готовностью хватается, чтобы заклеймить подход в целом.
Забавно, насколько "оригинальным" в этом свете выглядит предположение С. М. Никитина из предыдущей книги.

Итак, моё мнение по вопросу.
(Со вр. появления гос. денег) деньги (как ср-во обращения и платежа) всегда были свидетельством стоимости - свидетельством права на обладание стоимостью на указанную сумму. Свидетельство м.б. отпечатано на бумаге, отчеканено на металле или записано в книге или эл. базе данных. Свидетельство само стоимости не имеет, стоимость имеет то, на что оно указывает.

Металлическое содержание монет было страховкой (напр., на случай отказа гос-ва принимать платежи в старых свидетельствах), защитой от подделки, мировыми деньгами (на случай торговли с иностранцами), мерой стоимости.
Вначале монета указывала на саму себя - ее стоимость равнялась стоимости металлического содержания. Затем, по мере истирания и порчи гос-вом, монета указывала на большую стоимость.
По мере того, как гос-во всё боле полно овладевало денежным обращением, страхование монет их собственной стоимостью утрачивало смысл, становилось накладным или просто директивно запрещалось властями. Международная торговля монополизировалась государством (таможни, борьба с контрабандой). Мера стоимости также должна была попасть под влияние гос-ва.

Деньги как выражение абстрактного труда, меновой стоимости в противоположность потребительской, в принципе могут не нуждаться в вещественной оболочке, в направлении чего и шло их развитие.
Деньги обеспечены трудом. Чтобы деньги м.б. обеспечены золотом, золото само д.б. обеспечено трудом. Измерение стоимости золотом - сложный окольный путь.

Кроме того, с развитием кап-ма и усилением гос-в произошла национализация меры стоимости. Дело в том, что:
1) не все гос-ва добывают золото; стоимость золота, добытого в прошлом, не определяется настоящим трудом; цена золота подвержена спекулятивным колебаниям;
2) стоимость - отношение национального рынка, а золото представляло интернациональную стоимость; национальные стоимостные соотношения отличаются от соотношений на мировом рынке; использование одной меры для разных отношений приводит к диспаритетам;
3) ГМК нуждается в регулируемой валюте, напр. для занижения цен в протекционистских целях (импортозамещение) и поощрения экспорта своих товаров.
[Т.о., инфляция не является той принципиальной причиной, по которой произошел отказ от золота как меры стоимости.]

Как же определяется стоимость денег?
(С тех пор, как почти все стали "зарплатополучателями") появилась возможность сопоставлять исчисленную в счетных единицах зарплату, стоимость рабочей силы и стоимость потребительской корзины Сраффы. Т.о. стоимостью сч. единицы и мерой стоимости становится абстрактный товар (как я бы его назвал).
Чтобы не было логического круга (стоимость товаров в корзине сама зависит от стоимости рабочей силы), важно заметить, что стоимость товаров (меновые соотношения) уже определена в предыдущем периоде.
В тех же единицах через стоимость рабочей силы исчисляются капитальные издержки.

У золота (в подвалах банков) остается еще одна денежная ф-я - сокровищ. Это вырожденная ф-я, деньги-сокровища - вырожденные (а так же потенциально - аварийные) деньги.

Но!
Корзина Сраффы вовсе не подходит на роль абстрактного товара.

Стоимость измеряет труд, а машина труд экономит, значит, стоимость должна показывать уменьшение труда.
Если внедрение машин при производстве булавок увеличивает производительность в 10 раз, то стоимость дневной продукции изменится не так уж много - лишь на увеличение издержек на оборудование. Значит, стоимость одной булавки уменьшится в н. раз. Но потребителю не надо столько булавок.

Кроме того, мы теряем критерий различения производительного и непроизводительного труда - всякий "зарплатополучатель" становится производительным в размере своей "потреб. корзины".

Мера стоимости должна показывать одинаковое кол-во труда нормальной интенсивности, независимо от пр. условий. Если это золото, то выработка его на одного работника д.б. примерно постоянной. В золотодобыче так и есть. Золото д.б. мерой стоимости, но по указанным ранее причинам не может ей быть. Это очередное противоречие товарного пр-ва, неразрешимое в его рамках.
Мерой стоимости является не реальное, а абстрактное золото.

В золотых ценах стоимость булавки уменьшится в н. раз, стоимость всех товаров будет постоянно уменьшаться, в т.ч. стоимость рабочей силы будет уменьшаться. Капитал же будет увеличиваться только незначительно - пропорционально увеличению рабочего класса, роста его выучки и дисциплины, но не от роста его технической вооруженности. Никакие мультимиллионные состояния при этом не могли бы возникнуть.
При уменьшении цен и зарплат факт присвоения капиталом относительной прибавочной стоимости стал бы очевиден. Применение счетных денег и инфляция скрадывают этот факт.
Благодаря тому, что мы не видим падения цен и з/п, а видим даже их некоторый постоянный рост, мы совершенно не замечаем экспотенциального роста доходов на капитал. (Мы как бы смотрим через искажающую оптику и не можем оценить реальных размеров.)

Становится понятной апологетическая суть неорикардианства как теории производительности капитала.
<<
Оказывается, неорикардианство по-своему воспроизвел не только неизвестный Никитин, но и известный ак. Струмилин:
По-видимому, чувствуя слабость предложенного метода исчисления национального дохода различных стран, акад. С. Г. Струмилин предлагает в своей статье еще другой, по его мнению более точный, метод — измерение национального дохода в единых условных годовых пайках рабочего.
«. ..Если мы хотим соизмерить благосостояние народов и их реальный экономический потенциал, то следует измерять не денежную, а реальную величину национального продукта тем же методом, каким соизмеряем уровни реальн ой заработной платы во времени и пространстве, т. е. выражая ее в единицах потребительной ценности. В качестве такой единицы можно было бы принять годовой паек рабочего, достаточный по составу и количеству входящих в него продуктов для удовлетворения важнейших его потребностей»1. Но этот метод исчисления национального дохода также неприемлем.
Учесть национальный доход в единицах потребительной ценности невозможно.
...
Годовой рабочий паек, по мнению акад. С. Г. Струмилина, должен быть оценен в денежных единицах. «Допустим,— пишет он,—что такой паек стоил бы 300 руб. в месяц. Разделив национальный доход того же года в денежном выражении на эту сумму, мы получим величину национального продукта уже не в рублях, а в рабочих пайках, принятых за меру потребительной ценности». А между тем это — заблуждение. Если мы разделим национальный доход на стоимость рабочего пайка, мы получим величину национального дохода не в рабочих пайках, принятых за меру потребительной стоимости, а опять-таки в рублях. Только за единицу измерения будет взят не 1, а 300 руб. Только и всего.
М.В.КОЛГАНОВ, НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОХОД. - М., 1959.

В итоге.
(Когда эмиссия опережает рост цен при дефиците бюджета) Инфляция (как раздутие денежной массы) - составное явление: налог и вложение, а в общем - перераспределение.

Инфляционный налог - это (практически) косвенный налог, т.е. такой, которым облагаются не люди, а как бы товары - через увеличение цен. Пример косвенного налога - "водочный налог", т.е. акциз на алкоголь. Но инфляционным налогом облагаются все товары, это как бы универсальный акциз.

Полученные через эмиссию (инфляционный налог) ср-ва вкладываются в развитие или потребление. Если происходит инвестирование в производство, то получаем объяснение т.н. инфляционного эффекта инвестиций.
Чаще ср-ва используются на непроизводительные правительственные расходы, в т.ч. увеличение паразитического потребления.
В общем, получается перераспределение в пользу того слоя или отрасли, которые первыми получают финансовые вливания.

Виды эмиссии:
1) государственная "бумажно"-денежная;
2) банковская эмиссия кредитных денег;
3) внутренний гос. долг

1) казначейство просто рисует дополнительное кол-во денег;
2) банки выдают кредитов на сумму большую, чем имеют резервов. На период до погашения кредита эффект такой же, как и в п.1., т.е. инфляционный.
Отличия от обычных денег:
кредитные не откладываются в накопления, т.к. берутся для быстрого использования;
есть определенная гарантия производительного использования и возврата;
минус для общества - обходится дороже, чем п.1 - выплата процента банку;
3) казначейство рисует облигации, которые продает банкам (меняет на деньги). Банки потом используют облигации как особый вид кредитных денег. Обычно долг никогда не выкупается, т.ч. эффект инфляционный.
США - особый случай, там деньги рисует ФРС (сами банки). Гос-во рисует облигации, под них ФРС рисует деньги - получается двойной инфляционный эффект.
Гос. долг - самый невыгодный для общества способ финансирования гос-ва: будущие поколения становятся данниками держателей гос. облигаций, дань взимается в виде растущих налогов. Объясняется использование столь невыгодного способа просто - в этом случае крупнейшие собственники действительно имеют гос-во как свою собственность для обложения населения.

Почему в США как бы нет инфляции (в смысле вздорожания)?
Нарисованные деньги не обязаны попадать в каналы обращения реальной экономики. Финансовый пузырь фиктивного капитала уже многократно превышает объем реальной экономики. Деньги остаются на бирже, но также отливают и за границу. США экпортируют доллары, а импортируют товары - такова роль доллара как мировых денег. (Чтобы победить торговый дефицит, Трампу придется убить всю эту систему.)

Имеет ли фиктивный капитал отношение к реальности?
Да, по его размеру капиталы соотносятся друг с другом (по аналогии - как товары соотносятся др. с др. по меновой стоимости). По этому соотношению больший капитал может поглотить меньший, также по этому размеру получаются проценты.

Может ли капитал "сломать голову за 300%" нарисованной прибыли, так же как за настоящую?
Да, ему виден только номинал.

Могут ли деньги рисоваться, а фиктивный капитал расти бесконечно?
Да, до столкновения с другой, независимой, действительно твердой валютой, становящейся новыми мировыми деньгами.

АПД
Варга Е.С. Избранные произведения. Капитализм после второй мировой войны. - 1974.
...[раньше были] Банкноты, не имеющие собственной стоимости, выпущенные эмиссионными банками (тогда еще в большинстве стран было несколько банков, имеющих право эмиссии банкнот) на основе коммерческого кредита. Они представляли фазу процесса обращения, еще не доведенную до конца. Товар произведен, но он еще не поступил в потребление. Он пребывает еще в сфере обращения: на товарных складах, у фабрикантов для дальнейшей переработки, у оптовых или розничных торговцев. Впредь до перехода товаров в потребление банки выдают коммерческий кредит на основе векселей. Векселя дисконтировались эмиссионными банками, которые на их основе выпускали банковские билеты.
Такие подлинные банкноты, «кредитные деньги», не могли стать лишними в обращении. Они автоматически возвращались в эмиссионный банк. Когда товар достигал своего конечного потребителя, он продавался за наличные деньги, которые переходили от розничного торговца к оптовому, от него к фабриканту, попадали в банк для выкупа коммерческого векселя и из банка возвращались обратно в эмиссионный банк, который выпустил банкноты.
...
Основным средством обращения в современном капитализме стали банкноты. При этом экономический характер банкнот сильно изменился. Теперь нельзя знать, являются ли банкноты подлинно кредитными деньгами, выпущенными на основе кредитной сделки, или нет. Очень большая часть банкнот, вероятно больше половины всей суммы денег, которые сегодня находятся в обращении в капиталистических странах, была выпущена непосредственно на основе громадных кредитов, которые центральные эмиссионные банки (в большинстве - государственные) предоставили государству, прежде всего для покрытия бюджетного дефицита.
Ясно, что банкноты, выпущенные для государства, являются не подлинными банкнотами, а бумажными деньгами во внешней форме банкнот.
Tags: политэкономия, ссылки, экономика
Subscribe

  • Фурье и «способ общежития»

    У Маркса способ производства определяет способ обмена и распределения. В последующим никто не озаботился конкретным описанием этих последних, а ведь…

  • Вирус христианства

    Разберем свежую байку от Латыниной. Я эту историю, если можно, начну с потрясающей силы документа, который называется «Житие святого Северина». И,…

  • Развитие института частной собственности

    продолжение предыдущего 5. Полис. Образование гражданской общины из соседской происходит (по Е.М. Штаерман) при разделе основной части земель на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments