Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Category:

О цене коллективизации (и Новочеркасске)

Видом подорвавшихся перд. удовлетворен:
https://vas-s-al.livejournal.com/929412.html

Но поход научного мышления против идеологических схем должен продолжится и завершиться разрушением этого сталинского песочного замка, первой опорой которого был миф о коллективизации.
То, что этот миф никакой не столп, а пятое колесо в телеге, совершенно не нужное сталинской модели соц-ма в целом, стало ясно скоро после начала тиражирования этой самой модели - с появлением др. соц. стран. В Польше коллективизации никогда не было, в Югославии ее свернули сразу же, как только сгинул этот морок - фетишистское представление об образцовой непогрешимости советского опыта. Политический конфликт помог этому, аналогично и в Китае.

В др. странах от ГДР до Камбоджи сосуществование нескольких форм коллективизации: от низших до "высшей" - совпадающей с колхозами, показал весьма ограниченную приемлемость этой формы. При низкой привлекательности для крестьян не давала она и никаких чудес производительности, о которых мечталось идеологам-утопистам. В СССР же вопрос решился просто - одна данная форма (т.н. сельхоз. артель) была закреплена как обязательная.

Религиозное мышление не позволяло (и не позволяет) идеологам признать очевидное: коллективизация, как она проводилась, была не только преступлением по методам, но и ошибкой хуже преступления. Одномоментный провал с/х производства подорвал сырьевую базу для индустриализации, элементарно лишил рабочих нормального питания. Долговременный же эффект - хроническая непроизводительность полупринудительного труда - закладывал и экономические, и идеологические мины под будущее. И теперь приходится объяснять, как это за 70 лет соц-ма с/х превратилось в эк. черную дыру и позорище для имиджа страны, а за 2 десятка лет периферийного кап-ма - в прибыльную экспортную отрасль?

Аноним там спрашивает: "Убыточное сх в 40-50х. Кто компенсировал убытки. Либо КАК они компенсировались?"
Надо понимать, что денежная форма и так-то как правило фальсифицирует стоимостные отношения, а при административно установленных ценах и подавно. Расценки на работы в с/х были занижены раза в два, отсюда и убыточность. Т.е. формально - промышленность финансировала с/х. Реально же наоборот, до определенного момента деревня своим трудом кредитовала город. На собственном горбу это чувствуется очень хорошо, и колхозники рвались в города с этой каторги.

~~~
PS.
Юлий Квицинский. Время и случай.

Известно, что В. Ульбрихт провел в ГДР почти на сталинский манер в считанные месяцы коллективизацию сельского хозяйства, правда, без выселения кулаков и открытого применения полицейской силы… Однако по прошествии некоторого времени было замечено, что коллективизация в ГДР хоть и сплошная, да весьма непохожа на нашу. Ульбрихт создал три типа сельскохозяйственных производственных кооперативов, причем нашему колхозу соответствовал лишь третий, высший тип СХПК. Преобладали же СХПК первого типа, где при распределении доходов учитывался земельный вклад каждого члена производственного кооператива и, главное, не обобществлялся скот. В ЦК СЕПГ объясняли, что, мол, будет в дальнейшем происходить постепенный процесс перехода от СХПК низшего типа к СХПК, подобных нашим колхозам, надо дать немецкому крестьянину ≪дозреть≫ до понимания преимуществ обобществления всех средств производства.

В руководстве КПСС этот вопрос, однако, кому-то никак не давал покоя. Наши визитеры вновь и вновь возвращались к нему, пока однажды не состоялся откровенный разговор между В. Ульбрихтом и членом Политбюро ЦК КПСС Ф. Р. Козловым. Руководитель ГДР прямо заявил, что не собирается действовать по нашему образцу, он в 30-е годы видел коллективизацию и связанное с ней падение производства. Поэтому и не может позволить в условиях Г ДР повторить этот опыт. Или СССР готов еще больше увеличить поставки своей сельхозпродукции в ГДР? Если нет, то пусть советские товарищи от него отстанут.

В СХПК первого типа, доказывал Ульбрихт, крестьянин идет без особых возражений, так как земля остается его собственностью, а обрабатывать ее с помощью государственных сельхозмашин для него даже выгоднее. А вот скот обобществлять ни в коем случае не надо. Для его коллективного содержания нужны соответствующие помещения и другие инфраструктуры, иначе произойдет массовый сброс поголовья. Таких инфраструктур нет в ГДР и не было в 30-е годы в СССР. Не надо загонять в колхоз и женщин, иначе скот останется без присмотра. Ни в каком колхозе женщина не станет работать по 12—4 часов в день, она будет требовать ≪революционно справедливого≫ 8-часового рабочего дня. А за своей коровой, свиньей и птицей будет ходить столько, сколько надо, да еще и мужа заставит помогать.

В общем, резюмировал В. Ульбрихт, не уговаривайте меня разваливать наше сельскохозяйственное производство. Лучше посмотрите сами, как оно у нас действует. А что касается ваших колхозов, то в большинстве из них и производительность намного хуже, и порядка намного меньше. С этим Козлову пришлось согласиться, после чего наши радетели коллективизации несколько поутихли.

~~~
Колганов Андрей Иванович
Путь к социализму: пройденный и непройденный.
218
Поставки продукции обобществленного сектора осуществлялись на основе безэквивалентного изъятия, потому что заготовительные цены на зерно, державшиеся примерно на уровне 1929 года4, и в то время едва покрывавшие издержки производства, в 30-е годы оказались фиктивными из-за значительно возросшей себестоимости производства зерна. Насколько велик был разрыв между ценами и себестоимостью, точно установить невозможно, поскольку
подсчет себестоимости для колхозов был сочтен излишней роскошью и с
начала 30-х годов не проводился5 — во что колхозу обошлось зерно, было
неважно, главное, чтобы сдал все, что положено.
В производственном плане колхоза значились в основном натуральные
показатели, в финансовом плане, естественно, денежные, но они не содержали стоимостной оценки значительной части продукции колхоза и издержек ее производства6. Однако примерные оценки, в том числе сравнения с
уровнем издержек совхозного производства, показывают, что издержки
превышали заготовительные цены на зерно приблизительно в 2-Зраза.
Еще хуже соотношение цен и себестоимости было для продукции животноводства7. В то же самое время заготовительные цены на технические
культуры были экономически обоснованными8, к чему принудил почти
катастрофический сырьевой голод9. Первоначально же себестоимость производства хлопка, например, втрое превышала сдаточную цену10. Сырьевой голод привел также к необходимости наладить массовое производство
суррогатов натурального сырья, что привело к снижению качества продукции. Если в 1928/29 г. удельный вес натуральной шерсти в одном квадратном метре ткани составлял 58,7 %, то в 1932 г. он упал до 33,8 %п . Кожевенное производство в 1932 г. потребляло 60 % суррогатов и только 40 % естественной кожи12. Однако, несмотря на принимаемые меры, производство
ряда продуктов легкой промышленности, базировавшееся на сельскохозяйственном сырье, сократилось (см. табл. 32).
Следует отметить, что здесь сыграло свою роль не только ухудшение
положения дел в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве, но и
почти полное прекращение импорта сырья, занимавшего ранее очень большую долю в потреблении промышленности13. Сжатие импорта сырья было
вызвано падением валютной эффективности экспорта и падением его
рентабельности (ввиду снижения мировых цен на сырье в период Великой
Депрессии). Последнее, в условиях выполнения пятилетнего плана по импорту в целом на 48,6 %, потребовало перераспределения средств, что позволило обеспечить выполнение плана импорта машин и оборудования на
105,6 % за счет переключения скудных ресурсов, валюты с импорта сырья
на импорт оборудования14.
Эти обстоятельства и принудили принять экстренные меры по улучшению экономических условий для производителей технических культур,
дабы избежать грозящей остановки легкой промышленности. Для производителей зерна, картофеля, овощей, мясо-молочной продукции поставки
оставались заведомо убыточными. Откуда же покрывались эти убытки, из
каких источников?

Воспроизводство колхозов поддерживалось несколькими путями.
Первый — колхозы, будучи вынуждены оплачивать поставки, создавать
семенной и фуражный фонды, покрывали производственные затраты за
счет резкого сокращения оплаты труда колхозников. Источником покрытия убытков выступала тем самым часть необходимого продукта, производимого в обобществленном хозяйстве. Второй — для некоторых хозяйств
планирование заготовок создавало возможность, полностью выполнив
планы по сдаче зерна и других продуктов, оставлять в своих руках довольно крупные натуральные фонды. Как правило, именно из таких хозяйств,
получивших льготные условия, при которых они отдавали государству
только прибавочный продукт (или даже часть его), и вырастали передовые
колхозы с высоким уровнем оплаты труда. Третий — безвозмездная финансовая, техническая, семенная, фуражная и т. п. помощь государства.
А вот воспроизводство работников общественный сектор колхозов
обеспечить не мог. Цифр, дающих обобщающую картину на этот счет, не
существует, но есть разрозненные данные, которые, тем не менее, достаточно показательны15. Основную часть своего дохода колхозники получали
за счет личного подсобного хозяйства, хотя и оно облагалось налогами
и натуральными поставками. Более того, личное подсобное хозяйство колхозников являлось весьма важным источником снабжения народного хозяйства продовольствием и сырьем. Об этом можно судить по данным,
относящимся к несколько более позднему периоду. Так, в 1940 году доля
личного подсобного хозяйства в валовой продукции земледелия составляла 15,1 %, а животноводства — 67,9 %16. Тем самым экономика колхоза получала подозрительное сходство с экономикой феодального поместья. Работа колхозника приобретала четкое деление: в общественном хозяйстве
колхозник работает на государство почти безвозмездно; в личном хозяйстве колхозник работает на себя. Общественная собственность тем самым
не только в сознании колхозника, но и в действительности превращалась
для него в чужую, «казенную».

Однако наряду с этим на село направлялись существенные безвозмездные капиталовложения в виде поставок техники, удобрений, сортовых семян, проведения работ по электрификации и развитию дорожной сети, обеспечения медицинского, и зооветеринарного и агрономического обслуживания, расходов на развитие культурно-просветительской работы. В результате ряд исследователей приходит к выводу, что коллективизация, не обеспечив в первые годы своего проведения подъема сельскохозяйственного производства, и даже приведя к его временному упадку, в итоге не внесла существенного вклада в развитие других отраслей народного хозяйства17. Во всяком случае, такого вклада не было в начальный период массовой коллективизации18.

Даже если согласиться с временной необходимостью неэквивалентного
изъятия сельскохозяйственной продукции для обеспечения развития промышленности, то и тогда формы этого неизбежного изъятия необходимо
было строить таким образом, чтобы заинтересовать крестьянина в подъеме производительности. Ведь государство, напомню, направляло в деревню весьма крупные и все возраставшие капиталовложения, поставляло
машины, удобрения, сортовые семена, оказывало безвозмездную помощь.
Но все это употреблялось не для экономической поддержки наиболее продуктивных хозяйств, а скатывалось к своего рода подачке как оборотной
стороне полуграбительских методов заготовок.

если в городе произошло ухудшение структуры питания, то в
деревне вообще сократилось потребление продовольственных продуктов.
Почему же стала возможной политика, приведшая к таким вопиющим
результатам: вместо роста сельскохозяйственного производства — к его
падению, вместо улучшения снабжения промышленным сырьем — к его
ухудшению, вместо налаживания планомерной связи между государственной промышленностью и кооперированной деревней — к бюрократическому шаблону и произволу в заготовках?

267
произошел переход к
политике принудительной форсированной коллективизации, крестьянские
кооперативы были уничтожены и замещены колхозами, сконструированными как полугосударстВенные предприятия, ставшие составной частью государственного механизма, обеспечивающего не только принудительное изъятие, но принудительное производство сельхозпродуктов.

Хозяйственный нажим осуществлялся не только на крестьянство, но и на рабочих. Инфляционное финансирование индустриализации, как и сокращение производства продовольствия и сельскохозяйственного сырья, привели к падению реального жизненного уровня не только крестьянства, но и рабочего класса. Однако та часть крестьянства, которая переходила в ряды рабочих, выигрывала как в уровне потребления, так и в социальном статусе.

345
Решение проблем сельского хозяйства партийное руководство искало главным образом не в экономических, а в организационных и административных мерах, часть из которых представляла собой продолжение прежней линии административного нажима на крестьянство.

В постановлении говорилось: «Расхищение общественных земель, как
об этом указывали СНК СССР и ЦК ВКП(б) в своем Постановлении от 27 мая
1939 года, ведет к тому, что „интересы общественного хозяйства колхоза,
основой которого является общественная колхозная земля, приносятся в
угоду частно-собственническим и рваческим элементам, использующим
колхоз в целях спекуляции и личной наживы“»8. Эта линия на строгое ограничение размеров приусадебных участков и личных подсобных хозяйств
отражала общее стремление государственных деятелей того периода сосредоточить трудовые усилия колхозников и рабочих совхозов на работе в общественном хозяйстве. Однако эта линия была довольно противоречивой.
С одной стороны, стремясь ограничить личное подсобное хозяйство,
государство, с другой стороны, видело в нем немаловажный источник дохода государства и поступления продовольствия, что нашло свое отражение в росте налогов на личное подсобное хозяйство. «Начиная с 1948 г,
ставки налога на продукцию приусадебного хозяйства колхозников постоянно росли. В пределах всего СССР такой налог составлял в 1949 г
8 600 000 000 руб., а в 1952 г — 10,0 млрд»9. Налог повышался дважды, в
1948 и в 1952 годах. Налоги взимались как в денежной, так и в натуральной
форме: «Средняя сумма денежного налога с крестьянского двора в 1949 г.
составила 419 руб., в 1950 г. — 431, в 1951 г. — 471, в 1952 г. — 528 руб. Одновременно в среднем с каждого колхозного двора налоговые инспекторы
брали до 40 кг мяса, от 5 до 100 штук яиц, от 280 до 320 л молока. В марте
1951 года Министерство юстиции СССР выступило с таким разъяснением:
„За судебными решениями о взыскании с колхозных дворов, единоличных
хозяйств и хозяйств отдельных граждан недоимок по обязательным поставкам и штрафов за не выполнения обязательств в срок взыскание может быть обращено на единственную в хозяйстве недоимщика корову“.
Крестьяне начинали вырубать сады, уничтожать ягодники и резать птицу,
чтобы не платить непосильных налогов»10.
Тяжелые условия жизни на селе вызывали массовую миграцию из села
в город, несмотря на ограничения, создаваемые паспортным режимом.
За период с 1949 по 1953 год количество трудоспособных колхозников в колхозах (без учета недавно присоединенных западных областей) уменьшилось на 3,3 млн человек. Такая ситуация заставила высшее партийногосударственное руководство приостановить дальнейший экономический нажим на крестьянство — в 1952 году проект увеличения сельхозналога на 40 млрд руб. был отклонен11.

353
Уже в августе 1953 года Маленков на сессии Верховного Совета объявил
о пересмотре аграрной политики, выдвинув предложения снизить сельхозналог, списать недоимки по налогам прежних лет, увеличить приусадебные
участки, повысить заготовительные цены на сельскохозяйственную продукцию. Сентябрьский (1953 года) пленум ЦК КПСС внес существенные изменения в прежнюю политику неэквивалентного обмена с деревней при заготовке основных сельскохозяйственных продуктов. С докладом о глубоком кризисе в сельском хозяйстве выступил на пленуме Н. С. Хрущев, избранный на пленуме первым секретарем ЦК. Пленум принял решение значительно повысить закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, увеличить капиталовложения в сельское хозяйство, освободил приусадебные хозяйства колхозников, рабочих и служащих от обязательных поставок мяса, списал долги по поставкам прежних лет, вдвое снизил сельхозналог, отменил обязательный минимум выработки трудодней. Были снижены нормы поставок для личных подсобных хозяйств. Колхозам разрешалось выдавать на трудодни в виде аванса до 25 % денежных средств, полученных от
реализации животноводческой продукции.

В результате принятых мер возросла экономическая заинтересованность колхозов и совхозов в увеличении производства, хотя с материальной заинтересованностью непосредственных производителей — колхозников и рабочих совхозов — дело обстояло все также неблагополучно. Но все же некоторый рост доходов колхозов и совхозов позитивно сказался и на благосостоянии тружеников села. Поэтому 50-е годы после реформы Маленкова ознаменовались быстрым ростом объемов производства сельскохозяйственной продукции, довольно быстро росла производительность труда на селе.
С 1954 г. по 1956 г. в СССР наблюдался прирост сельского населения — впервые за послевоенный период. С 1953 по 1958 год продукция сельского хозяйства увеличилась в 1,5 раза. За 5 лет (1954-1958 гг.) по сравнению с предшествовавшим пятилетием рост составил по зерну 40 %, овощам — 40 %, сахарной
свекле — 68 %, мясу — 41 %, молоку — 36 %, яйцу — 56 %. Впервые в российской истории наблюдался такой значительный скачок в подъеме производства продовольствия1. Рос уровень потребления мяса, молока, яиц на душу населения. Увеличились и доходы сельского населения. «Годовой денежный доход семьи, полученный из колхозной кассы, составлял в 1946 г. 105 рублей, в
1953 г. — 845,2 рублей, в 1960 г. — 3763 рубля. 14 июля 1956 г. было принято
решение выплачивать пенсии колхозникам. Такого рода резкого подъема
жизненного уровня людей советская деревня не знала со времен нэпа»2.

Н. С. Хрущев вопреки сопротивлению изменил критерии планирования в сельском хозяйстве. С конца 1950-х в колхозах перешли от погектарного принципа исчисления обязательных поставок к установлению твердых планов закупок на 5 лет. С некоторыми дополнениями система твердого планирования просуществовала до 1990 года. Теперь колхоз получал только обязательные задания по заготовкам вместо жесткой регламентации деятельности. Он впервые получил возможность хотя бы отчасти самостоятельно решать, как использовать собственные ресурсы и организовать производство.
В конце 1958 года по инициативе Н. С. Хрущева принимается решение о продаже сельскохозяйственной техники колхозам.

Концентрация сельскохозяйственной техники в руках МТС была изначально правильным решением. Однако механизм экономических отношений
между колхозами и МТС не был отлажен, работники МТС не имели заинтересованности в качественном обеспечении полевых работ, их не беспокоил получаемый конечный результат — колхоз платил вне зависимости от того, как
сказались на урожайности и продуктивности услуги МТС. Передача техники
колхозам могла бы исправить этот перекос, но имела и свои отрицательные
стороны, усугубленные непродуманными последствиями роспуска МТС.
оказались не приняты во внимание те обстоятельства, что значительная часть хозяйств являлась хронически убыточной или малорентабельной, и была не в состоянии сразу оплатить стоимость передаваемой на их балансы сельхозтехники. Выплаты в рассрочку затянулись, а финансовое положение значительной части колхозов ухудшилось. Другим отрицательным последствием была фактическая
потеря кадров механизаторов и ремонтников, до этого сосредоточенных в
МТС. По закону они должны были перейти в колхозы, но это означало для
многих из них понижение жизненного уровня, и они находили себе работу
в районных центрах, городах. Колхозники же, как правило, не имели достаточной технической культуры для обслуживания сложных сельхозмашин.
Обслуживание техники ухудшилось и потому, что большей части колхозов
не достались имеющиеся у МТС ремонтные базы, парки и укрытия для
хранения сельхозтехники, а своих у них не имелось.
Tags: "госсоциализм", сталинизм
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • А.Ноув. Советская Экономическая Система (1986)

    Без клюквы и вражды, наоборот, лучше не смогли бы написать и наши экономисты (если бы даже были совершенно свободны). Я в свое вр. благоразумно не…

  • При Сталине был порядок

    Это убедительно доказывают полные благодарностей вождю «Последние письма Сталину». Особенно много порядка было в с/х. «В 1951 г. Совет Министров…

  • Еще семейная история

    История Фёдора Ивановича (1886 – 1954 гг.) – прадеда по материнской линии (историю по прямой женской линии см.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

Featured Posts from This Journal

  • А.Ноув. Советская Экономическая Система (1986)

    Без клюквы и вражды, наоборот, лучше не смогли бы написать и наши экономисты (если бы даже были совершенно свободны). Я в свое вр. благоразумно не…

  • При Сталине был порядок

    Это убедительно доказывают полные благодарностей вождю «Последние письма Сталину». Особенно много порядка было в с/х. «В 1951 г. Совет Министров…

  • Еще семейная история

    История Фёдора Ивановича (1886 – 1954 гг.) – прадеда по материнской линии (историю по прямой женской линии см.…