Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Фурье и «способ общежития»


У Маркса способ производства определяет способ обмена и распределения. В последующим никто не озаботился конкретным описанием этих последних, а ведь можно выделить и другие частные «способы», характерные для той или иной эпохи исторического развития, входящие в «способ общения» – первоначальный термин Маркса. Напр., я бы предложил выделить «способ общежития» – способ организации семьи, быта, совместного проживания вообще, в т.ч. урбанизм.

Как раз конкретное описание «способа общежития» мы и имеем в исполнении Ш. Фурье. Именно его он ставит во главу угла, в отличие от Маркса.

Надо сказать, что Фурье сейчас бы заслуженно назвали фриком. Его «Теория четырех движений» начинается с какого-то «космогонического» бреда. Полагаю, за исключением МЭ мало кто продвигался дальше этого начала. А между тем далее Фурье более-менее возвращается в рамки нормы. (Но его терминология неизменно, что называется, доставляет.)

«Выше всего поднимается Фурье, — говорит Энгельс, — в своем взгляде на историю человеческих обществ. Весь предшествующий ход ее он разделяет на четыре ступени развития: дикое состояние, варварство, патриархат и цивилизация. Под последней он разумеет существующий буржуазный строй, начавшийся с XVI в. …»

Фурье выделяет периоды: первобытность, дикость, патриархат, варварство, цивилизация, 6 – «гарантизм», 7, 8 – «гармонизм» и множество последующих.
Примерно это соответствует:
дикость – развитое родовое общество;
патриархат – (первые фазы) раннеклассовое общество по библейским описаниям и (высшие фазы) современный Фурье восточный феодализм (Турция);
варварство – кочевой феодализм, а также в буквальном смысле варварство (трайбализм и родо-племенные пережитки) в последующих периодах;
цивилизация – не только «существующий буржуазный строй», но и античность (рабовладение для него – пережиток варварства в цивилизации);
гарантизм – социализм, гарантированность уровня жизни;
гармонизм – коммунизм.

Дикость и варварство – тупиковые периоды, переход к цивилизации возможен только от развитого патриархата.

Т.о., периоды не смыкаются в стройную последовательность, их фазы перемешаны. Эта перемешанность и примерное (только примерное!) соответствие марксистским СП как раз и обусловлено его методом отправления от способа общежития. Поэтому стержень каждого периода для него – отношение к женщине: дикость, варварство, патриархат и цивилизация - рабство женщин, начиная с гарантизма – свобода любви.
В своей логике правильно он объединяет в один период всю европейскую цивилизацию: античность и буржуазный строй – по признаку моногамной семьи, наиболее соответствующей передаче по наследству частной собственности.

Но, отправляясь от способа общежития он переходит и к производству:
Человечество в своем социальном движении должно пройти 36 периодов; я даю здесь таблицу первых периодов … :

Периоды, предшествовавшие промышленности
1. Первобытный, так называемый райский.
2. Дикость, или инертность.

Промышленность раздробленная, лживая и отталкивающая.
3. Патриархат, мелкая промышленность.
4. Варварство, средняя промышленность.

Промышленность общественная, истинная и притягательная
5. Цивилизация, крупная промышленность.
6. Гарантизм, полуассоциация.
7. Социантизм, простая ассоциация.
8. Гармонизм, сложная ассоциация.

Фурье специально отмечает отсутствие чистых форм:
Чрезвычайно интересная подробность в анализе этих черт, которые я называю отраженными, или возвратными (название, которое им дает Гораций), заключается в распознании их сцепления, в различении того, у какого социального периода они заимствованы.
Если правы философы, говоря, что все связано в системе вселенной, то каждый из 9 социальных периодов, упомянутых в введении, должен быть связан с другими, некоторыми, заимствованными у высших или у низших периодов, и способен образовать сцепление своей системы с этими периодами. Афины хотя и были цивилизованным обществом, однако были связаны с варварским обществом через рабство тружеников и через жестокости, которым последние подвергались.
Мы связаны с варварством посредством военного устава, обычая совершенно варварского, хотя необходимого. Потребность и инстинкт заставляют каждый период заимствовать у соседних. Так, монетная система, совершенно противоположная правилам свободной конкуренции, заимствована у периода 6-го — гарантизма, где будут организованы подлинные социальные гарантии, о которых цивилизация, с ее болтовней о свободе, не имеет никакого представления. Сами варвары осуществляют
эту связь, перескакивая через период цивилизации, чтобы заимствовать у 6-го периода — гарантизма — его существенную особенность, называемую у нас монетной системой, это — только ветвь правдивой конкуренции или управление, исключительно уравновешенное. Цивилизация, 5-й период, перескакивает точно так же чрез гарантизм 6-го периода, чтобы заимствовать у 7-го периода — социантизма — простые промышленные серии, — прием чрезвычайно остроумный.
Такова почтовая станция с перекладными, подлинная простая промышленная серия…
Мне, может быть, возразят, что почтовые станции с перекладными введены совершенствуемой цивилизацией, что они, следовательно, являются частью целого и чертой цивилизации.
Это неверно. Почтовая станция с перекладными относится к числу заимствований, это — сцепление с высшим периодом.
Административные, правительственные потребности подсказали этот метод. Инстинктивно он был изобретен. Тем не менее он выходит за пределы цивилизации, доказывая, как и монетная система, что все, что имеется у нас хорошего в цивилизации, чуждо этому обществу и происходит от сцеплений или от черт, заимствованных у более отдаленных обществ.
Метод цивилизации состоял бы в пользовании одними и теми же лошадьми, с помощью которых, чтобы попасть из Парижа в Лион, понадобилось бы, по меньшей мере, 200 часов, между тем как почтовые лошади вас привозят туда в 43 часа. Экономия времени в 4 1/2 раза! Если почтовые лошади обходятся дороже, то лишь по вине промышленных пробелов цивилизации. В строе гармонии поездка на перекладных обойдется значительно дешевле, чем путешествие на одних и тех же лошадях. Но уже и теперь почтовая станция с перекладными в 4 раза сокращает время на переезд. Общее свойство промышленных серий — всюду обеспечивать четырехкратные выгоды по сравнению с промышленностью цивилизации.

Наша цивилизация, называемая совершенствуемой, упрямо продолжает сцепляться с дикостью, отказывая в минимуме и оставляя без помощи стариков и бедных. Этот порок извинителен для дикарей, потому что во время голодовок орде, действительно, нечем кормить того, кто не охотится или не ловит рыбы; но цивилизация, может ли она сказать, что не хватает съестных припасов? К чертам периода дикости она присоединяет другие, заимствованные у периодов патриархата и варварства. Пока эти смешения не выявлены, невозможно разобраться в лабиринте, называемом цивилизацией.
В перечне, примерно, 50 черт гармонического отражения есть чрезвычайно мало таких, которые не возбуждали бы живого интереса, вызывая удивление и смущение и доказывая, что то хорошее, что имеет цивилизация, украдено ею у периодов, выше расположенных на социальной лестнице. Таковы нижеуказанные черты заимствования, относящиеся к механизму гарантий 6-го периода:
1. Научное единство, или согласие, научных обществ, невзирая на войны и национальное соперничество.
2. Смешанная война или дружественные отношения в перерыве сражений между воюющими армиями.
3. Рабочие-артисты, выступающие в театрах в качестве актеров и хористов (обычай Италии, Тулузы).
4. Санитарные карантины.
5. Векселя с солидарностью сделавших передаточную надпись.
6. Страхование как индивидуальное, так и взаимное.
7. Защитники по назначению.
8. Сберегательные кассы, мелкая кооперация.
9. Вычеты в пользу ветеранов.
10. Амортизационные кассы.
11. Члены смешанных комиссий (хозяев и рабочих, для рассмотрения конфликтов) и третейские судьи.
12. Залоги в качестве промышленной гарантии.
х. Черновой набросок единой метрической системы.
Философия будет настаивать, что эти черты, выходящие за пределы цивилизации, являются совершенствованием ее образа мыслей и относятся к области совершенствуемой цивилизации. Ничего подобного. Эти черты перешли из одного периода в другой, это они являются следующими звеньями для периодов вышестоящих.
Их изобретением, как изобретением почтовых станций с перекладными, мы обязаны инстинкту потребности, а отнюдь не науке, которая не сумела содействовать даже принятию единой метрической системы, которую она пыталась ввести, и совершенно не заметила естественной системы.
Философские ответы: Если, согласно вышеприведенной таблице, мы приняли, благодаря ли инстинкту, или научному рвению, 12 ценных черт вышестоящего периода, черт, принадлежащих гарантизму, то мы, следовательно, отожествляем этот период: неправильно отличать его от цивилизации! Нет! Вы не пришли к этому периоду, вы к нему даже не стремитесь. Вы погрязли в рутине цивилизации. Можно выйти из периода лишь постольку, поскольку отбрасываются его стержневые черты. Вы же ни в коей мере не стремитесь расстаться со стержнями цивилизации — с сельскохозяйственным и домашним дроблением и другими общими стержнями…

Т.е. стержневая черта цивилизации – атомизированное общество.
Тут Фурье как бы полемизирует с современным либертарианством (а он это делает постоянно) указывая на преимущество общественных служб перед личным владением – напр., средствами передвижения.

О монополиях:
Во Франции табачная монополия, в России монополия водочная, в Испании монополия трески, в Персии — питьевой воды. Всюду мы встречаем тенденцию к монополии. Явление воистину удручающее: это опрокинутое изображение гармонии, где правительство управляет всей торговлей и где фаланги не потерпели бы, чтобы какой-либо индивидуум торговал в своих личных интересах.
Но общая монополия, которую осуществляет правительство гармонии, дает управляемым более полные гарантии, чем гарантии нынешней монетной системы, которая также является монополией и соответствует сокровенному желанию народов, так как никто, за исключением фальшивомонетчиков, не хотел бы, чтобы монета была объектом свободной конкуренции и чтобы в каждом государстве во имя свободной торговли чеканились тысячи низкопробных монет, налагающих цепи на производителя и потребителя.
Значит, все монополии были бы полезны, если бы они могли быть организованы, как монетная система, в виде государственного управления, уравновешенного противовесом. Поэтому тенденция к общей монополии ведет к благу, при условии изобретения режима противовесов. Природа должна наделить этой склонностью все правительства, потому что таково их предназначение: монополия — это главная функция, уготованная правительству в строе гармонии. Эта склонность проявляется в проблесках монополии, вроде табачной.
Эти частичные монополии, лишенные противовесов, конечно, производят удручающее впечатление и, в силу этого, являются опрокинутыми изображениями режима гармонии, который использует для общего блага метод, употребляемый теперь для частичных притеснений.


Стихийная диалектика проявляется у Фурье не только в истории, но и в социальном проектировании.
В отличии от Оуэна, мечтавшего об устранении всякой борьбы и соперничества, Фурье не только считает страсти и раздоры в коллективе неустранимыми, но и находит их весьма полезными – надо только их правильно сбалансировать. Тончайшая разработка механизмов этого дела («О, месье знает толк в … удовольствиях!») составляет большой пласт в его наследии. Увы, всё это никогда не подвергалось практической проверке.

Понятие о теории страстей можно составить на примере описания хар-ра Сталина:
Кабалист, или дух партий [здесь – фракционных раздоров. - ЕК], — это мания интриговать, чрезвычайно сильная у честолюбцев, придворных, корпоративных организаций, коммерсантов и светских людей. Отличительной чертой интриги всегда было сочетание расчетливости со страстью: у интригана все построено на расчете: жест, взгляд, все обдуманно и, однако, быстро. Этот пыл десятой страсти, называемой кабалист, является, таким образом, рассудочным и образует контраст со слепым стремлением порывов, характерным для 12-й страсти — композит [Троцкий?]. Каждая из этих двух страстей стимулирует группы промышленной серии посредством двух противоположных импульсов.
Кабалист является для человеческого разума потребностью столь властной, что, за отсутствием реальных интриг, он жадно ищет искусственных — в игре, в театре, в романах.
Если вы соберете компанию, то нужно им создать искусственную интригу, засадив их за карты или выдумав какой-нибудь предвыборный заговор. Нет человека несчастнее придворного, сосланного в провинцию, в маленький мещанский городок, где нет интриг. Купец, бросивший торговлю и очутившийся вдруг в стороне от торговых хитросплетений, столь многочисленных и длительных, чувствует себя, несмотря на богатство, самым несчастным из людей.
Главное свойство страсти кабалист в механизме серии — возбуждать разногласия или соперничество между группами довольно родственного характера, чтобы оспаривать пальму первенства и влиять на исход голосования.

Если вы не поняли – это у Фурье было не осуждение, а превознесение: без интриги жизнь пресна.


Забавное о воспитании.
Изо всех импульсов, которые могут побудить ребенка к производительному труду, наименее известно и наиболее извращено в цивилизации — восходящее влечение, склонность всякого ребенка подражать тем, кто немного старше по возрасту, поддаваться всем их внушениям, почитание за честь совместного с ними участия в каком-нибудь виде их развлечений (все работы служат развлечением для детей строя гармонии; они работают только в силу притяжения).
Эта мания влечения к старшим чрезвычайно гибельна теперь, потому что развлечения группы свободных детей теперь либо вредны, либо опасны, либо совершенно бесполезны. Но дети гармонии будут заниматься только производительным трудом благодаря вышеупомянутым приманкам; это откроет всем глаза на основное заблуждение, в которое впали в строе цивилизации все авторы систем воспитания. Они предполагали, что естественным учителем является отец или наставник, поучаемый отцом; между тем, природа высказывается в обратном смысле, она хочет отстранить отца от воспитания сына по трем мотивам: 1) отец старается передать ребенку свои наклонности, заглушить порыв природных призваний, почти всегда различных у отца и сына, 2) отец склонен к лести и излишнему восхвалению мало-мальски хороших поступков ребенка; последний же, напротив, нуждается в очень суровой критике со стороны очень требовательных товарищей, 3) отец извиняет все неловкости ребенка, а в некоторых случаях он выдает их даже за совершенство, как это делают философы с их гнусной цивилизацией, которую они называют совершенствованием ума. Значит, отец тормозит прогресс, к которому ведет постоянная критика, если она воспринимается ребенком.
Чтобы устранить влияние этих пороков отцовского воспитания, природа внушает ребенку отвращение к урокам отца и наставника. Поэтому ребенок хочет приказывать отцу, а отнюдь не подчиняться ему. Начальники, которых он выбирает себе по влечению, — всегда дети, на одну треть или на одну четверть старше его самого…

Морали угодно, чтобы, будучи в семье, отец готов был слушать непрерывный, вечный гам маленьких ребят, которые не дают ему спать и мешают работать. Природе, напротив, угодно, чтобы человек, как бедный, так и богатый, был освобожден от этого морального кошачьего концерта и чтобы он, блюдя свое достоинство, мог бы отправить в отдаленный уголок этот дьявольский выводок — поместить детей так, чтобы они содержались в условиях здоровых и приятных, сообразно новому общественному методу, обеспечивающему отдых отцам, матерям и детям. Всех их терзает режим цивилизации, так называемый сладкий домашний очаг, — подлинный ад для народа, когда нет в доме ни отдельной комнаты для младенцев, ни денег, чтобы удовлетворить их потребности.
Моралистам угодно, чтобы мать кормила грудью своего ребенка. …
Что касается богатых матерей, составляющих 1/8, то им следовало бы запретить это занятие, потому что они являются убийцами своих детей. Вследствие своего безделья они изощряются в тысяче вредных выдумок, и этот яд медленно убивает большинство детей богатого класса.
Очень часто удивляются тому, что смерть уносит единственного сына зажиточного дома, щадя в то же время жалких детей хижин, лишенных куска хлеба. Этим деревенским ребятам здоровье обеспечено бедностью матери, которая, будучи вынуждена уходить на полевые работы, не может уделять время их фантазиям и, еще меньше, создавать свои собственные…



+++
К способу распределения

Рассматривая общество в целом, мы видим, что распределение еще, с одной стороны, предшествует производству и определяет его, в качестве, так сказать, пред'экономического факта. Народ-завоеватель разделяет землю между завоевавшими и устанавливает таким образом известное распределение и форму земельной собственности, а потому определяет и производство; или побежденный обращается в рабство и, таким образом, рабский труд делается основой производства. Или народ путем революции разбивает крупную земельную собственность на парцеллы и дает, следовательно, этим новым распределением новый характер производству. Или законодательство увековечивает земельную собственность за крупными родами, или распределяет труд, как наследственную привилегию, и фиксирует ее в кастовом строе.
Во всех этих случаях,—а все они являются историческими,— распределение является не как нечто зависящее от производства, но, наоборот, производство расчленяется и определяется благодаря распределению.
...
В каком отношении к производству находится это определяющее его распределение, есть, очевидно, вопрос, который относится к самому производству. Если скажут, что производство зависит от известного распределения средств производства, и что, по крайней мере, в этом смысле распределение предшествует производству и образует его предпосылку, то на это следует ответить, что производство имеет в самом деле свои предпосылки и условия, которые образуют собою его моменты. Последние могут сначала показаться вытекающими из природы вещей. В самом процессе производства они обращаются из естественных в исторические, и если для одного периода они являются естественными предпосылками производства, то для другого они представляли исторический результат. Внутри самого производства они постоянно меняются. Например, применение машин изменяет распределение как средств производства, так и продуктов, а современная крупная земельная собственность является столь же результатом современной торговли и современной индустрии, сколько результатом применения последней к сельскому хозяйству.
Намеченные выше вопросы сводятся в последнем счете к тому, каким образом общие исторические условия влияют на производство, и к отношению между производством и историческим развитием вообще. Вопрос, очевидно, относится к рассмотрению и развитию самого производства.
...
Есть традиционный взгляд, будто «в известные периоды существование поддерживалось исключительно грабежом. Однако, чтобы иметь возможность грабить, должно быть налицо нечто для грабежа, т.-е. производство х). И способ грабежа опять-таки определяется способом производства. Например, нация с развитой биржевой спекуляцией 2) не может быть ограблена так, как пастушеский народ.
В лице раба непосредственно похищаются орудия производства. Однако, производство той страны, для которой он захвачен, должно быть устроено таким образом, чтобы оно допускало применение рабского труда, или (как в Южной Америке) должен быть создан соответствующий рабскому труду вид производства.
Законы могут какое-либо средство производства, например, землю, увековечить в руках известных семёй. Эти законы только тогда получают экономическое значение, когда крупная земельная собственность находится в гармонии с общественным способом производства, как, например, в Англии. Во Франции преобладает мелкое сельское хозяйство, несмотря на крупную земельную собственность; поэтому последняя и была разбита на куски революцией. Но как быть с увековечением парцеллированной собственности, например, путем законов? Вопреки этим законам, собственность снова концентрируется. Влияние законов в смысле закрепления условий распределения и их воздействия этим путем на производство следует рассмотреть особо.
(К. Маркс: «Введение к критике полит. экономии»).
Tags: воспитание, научный коммунизм, способ производства
Subscribe

  • (без темы)

    Эфир российских новостей: Китай третьим после США и СССР посадил марсоход на Марс. ? У нас вроде бы не было марсохода. Эфир "Немецкой волны": Китай…

  • Современное люксембургианство

    О свежем событии - собрании наших любимых младо-марксистов на докладе о деглобализации: https://youtu.be/tHQwcWp2OOw Люксембургианство не приговор:…

  • Проблема реализации

    (и ее разрешение как необходимый вывод из предыдущего сценария) Проблема реализации прочно связана с именем Р. Люксембург (хотя восходит еще к…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments