January 12th, 2010

palest

О кастах

В тексте кроме прочих используются цитаты из книги: Л.Б.Алаев. Средневековая Индия. (с указанием страниц) http://community.livejournal.com/znanie_vlast/135833.html хотя выводы этого автора не совпадают с моими.

Касты как институт раннего рабовладельческого общества

  В начале самостоятельного цивилизационного развития и разделения труда общества по всему миру, видимо, проходили стадию деления на основные касты (варны) :

- правители, первоначально члены одного рода, из которого по традиции выбирались вожди племени на этапе разложения первобытности, затем этот род неизбежно вымирает (династии пресекаются) и растворяется, сливаясь с кшатриями;

- жрецы/ученые (брахманы); положение первых двух каст обрекает их на борьбу за верховную власть, что порождает множество коллизий и является основным содержанием внутренней политики, например Египта; в Индии брахманам удалось догматически закрепить свой приоритет, который был на веру принят и европейцами, хотя реальное положение на местах на практике не всегда подтверждало эту догму;

- стражники/воины (кшатрии);

- самостоятельные главы семейств («наделенные имуществом»)/патриархи - землевладельцы (вайшьи);

- работники (шудры и пр.), с дальнейшим разделением труда эта варна и порождает в Индии множество (до тысяч) каст и подкаст.

Из этой системы исключались чужие : военнопленные, рабы, которые не рассматривались как люди (свои; собственно, этническое самоназвание разных народов чаще всего переводится как просто «люди»). Это – будущие неприкасаемые. Collapse )

Необходимость правящего класса

Одного цыгана спросили: «Чтобы ты сделал, если бы стал царем?» Ответ был: «Схватил бы шмат сала и убежал!» Типа анекдот. После начала масштабной торговли с Индией Британия была вынуждена ввести защитные пошлины и запреты, т.к. ее легкая промышленность не выдерживала конкуренции. Впоследствии для защиты своего производителя от Первой Промышленно Развитой Нации так должны были поступать все ее последователи по пути капитализма. Как же впоследствии вышло, что страна с довольно развитым производством, многочисленным трудолюбивым населением, богатыми недрами и плодородной землей попала в столь унизительную колониальную зависимость? Ответ очевиден – из-за дурного правления. По той же причине пали многие некогда блиставшие страны, и Константинополь, и СССР. Но почему же дурное правление не прекращалось, не сменялось хорошим? Правление есть функция правящего (господствующего) класса: хорошее – «патриотического», дурное – компрадорского или паразитического. Класс же понятие максимально широкое, выделенное по наиболее общему признаку – отношению к ср-вам пр-ва. Разумеется, он всегда разнороден, не единообразен. Но только такой «толстый пласт» слоев способен выдвинуть достаточное кол-во талантов и специалистов для продвижения общих интересов. Классическая схема разложения правящего класса хорошо известна: производительные силы перерастают производственные отношения и старый класс, связанный со старыми отношениями вытесняется или свергается восходящим прогрессивным классом. Но история демонстрирует вторую возможность, когда имеющийся правящий класс выбивается внешней агрессией и/или его возможность возникновения и роста блокируется, как в Индии. Его место занимает чисто паразитический класс-грабитель. Разумеется, правящий класс никогда не вовлекает в управление каждого своего члена. Необходим некоторый механизм выдвижения и ротации способных представителей. На определенном уровне исторического развития человечество вырабатывает такой механизм – демократию. Приходящий к власти в результате соц. революции пролетариат должен унаследовать этот механизм у буржуазии и настроить под свои нужды. Как оказалось, процесс послереволюционного самоуничтожения пролетариата как класса не является легким и автоматическим. Из-за скудости материальных условий и недостаточности общественного развития в послереволюционном СССР, отсутствии теоретической проработки, из всех механизмов классового представительства в ходе конкурентной борьбы победил один – самый примитивный, понятный и грубый – когда это представительство осуществляет один человек. Пролетариат же в целом занял прежнее социальное положение. Известно, что бюрократия – не класс. Класс – хозяин, бюрократия – менеджер. В стране без правящего класса (с ослабленным) бюрократия обнаруживает себя в положении менеджера без хозяина с соответствующими последствиями – проявлениями «цыганской» психологии. Сталин был Хозяином и создал под себя госаппарат. Даже сами сталинисты легко соглашаются с тем, что он был плох и виновен в том, что не оставил после себя Сталина 2.0. Но было ли это возможно, ведь аппарат знал только старого Хозяина? Новый единоличный хозяин должен был либо уничтожить этот аппарат под корень и создать свой собственный, что было невозможно по множеству причин, даже в условиях катастрофы, не говоря уж о благополучном периоде «мирного сосуществования». Либо мистическим способом, на манер миропомазанника, получить легитимность от номинально правящего класса, чтобы затем предъявить ее аппарату на его съезде (КПСС) и уже авторитарно навязать ему свою волю. Более-менее эта сложная операция удалась только «чудотворцу» Хрущеву, остальные были лишь креатурами самого этого аппарата, «боярскими царями». К сожалению для судеб капитализма в России свою цыганскую психологию дорвавшиеся до хозяйского добра «эффективные менеджеры» сохранили по сию пору. В заключение замечательно забавная цитата:

стр. 252

Развитие частной собственности на землю могло идти двумя путями: либо путем приватизации государственных прав на землю (превращения временных условных держаний в наследственную собственность, <номенклатурная приватизация>)...либо [далее идет какая-то невнятица].

Первый из этих путей хорошо известен историкам, неплохо изучен и не вызывает сомнений, кроме одного: способен ли он дойти до конца, т. е. привести к торжеству частной собственности. Дело в том, что на протяжении столетий он происходил не раз, неизменно заканчиваясь тем, что государственная собственность восстанавливалась, а власть-собственность, передававшаяся в частные руки, снова становилась условной и временной.

Здесь Алаев прямым текстом пророчит крушение современного российского капитализма и неизбежную деприватизацию.