March 18th, 2010

palest

Классы при капитализме [марксистская социология]

Кажется правильным начинать с реального и конкретного, с действительных предпосылок, следовательно, например в политической экономии, с населения, которое есть основа и субъект всего общественного процесса производства. Между тем при ближайшем рассмотрении это оказывается ошибочным. Население - это абстракция, если я оставлю в стороне, например, классы, из которых оно состоит. Эти классы опять-таки пустой звук, если я не знаю основ, на которых они покоятся, например наёмного труда, капитала и т. д. Эти последние предполагают обмен, разделение труда, цены и т. д. Капитал, например, - ничто без наёмного труда, без стоимости, денег, цены и т. д. Таким образом, если бы я начал с населения, то это было бы хаотическое представление о целом, и только путём более близких определений я аналитически подходил бы ко всё более и более простым понятиям: от конкретного, данного в представлении, ко всё более и более тощим абстракциям, пока не пришёл бы к простейшим определениям. Отсюда пришлось бы пуститься в обратный путь, пока я не пришёл бы, наконец, снова к населению, но на этот раз не как к хаотическому представлению о целом, а как к богатой совокупности, с многочисленными определениями и отношениями.

Маркс. Grundrisse

 

И как характерна эта, столь модная в настоящее время, quasi-реалистическая, а на самом деле эклектическая погоня за полным перечнем всех отдельных признаков и отдельных "факторов". В результате, конечно, эта бессмысленная попытка внести в общее понятие все частные признаки единичных явлений, или, наоборот, "избегнуть столкновения с крайним разнообразием явлений",- попытка, свидетельствующая просто об элементарном непонимании того, что такое наука,- приводит "теоретика" к тому, что за деревьями он не видит леса.

Ленин В. И. Аграрный вопрос и "критики Маркса"

!! Всё нижеследующее, написанное в 2010 г., относится к социологическим классам. Ныне я считаю, что в их основе лежит более простая экономическая модель, основанная на роли в производстве стоимости. Посему, имеем два основных класса, один смешанный, и слои, лежащие вне классовой структуры:

сторона труда - рабочие - производят стоимость, продают свои рабсилу

сторона капитала - буржуазия - накопление стоимости, покупка рабсилы

и то, и др. - мелкая буржуазия

ни то, ни др. - при кап-ме всегда составляли большинство населения: госслужащие, военные, полиция, образование, здравоохранение, работники сферы услуг, ЖКХ, прислуга, наука, искусство, люмпены, докапиталистические уклады

В капитальном труде «Общественные классы» (1917, переиздан в 2008 г.) с обзором всевозможных социально-классовых теорий С. И. Солнцев подразделяет их на 3 типа: 1) потребительный - по различию в уровне дохода и потребления, т.е. на богатых и бедных; 2) распределительный - по источнику дохода; 3) производственный - по роли в производстве, законченное выражение эта теория нашла в марксизме.

Первый тип самый примитивный, но можно заметить, что он и господствует в современной социологии с ее средним классом. Тут полная аналогия с теориями стоимости, где буржуазная наука вернулась к первоначальной теории полезности. Понятно, что это произошло по одной причине.

В 3-м томе «Капитала» Маркс выделяет 4 формы дохода (у А.Смита было три):

земельная рента – землевладельцы
банковский процент – финансовые капиталисты
предпринимательский доход – действующие капиталисты
заработная плата – пролетариат (будем обозначать его как П).
 
Землевладельцы – в странах, не переживших революционной ломки и национализации земли, это как правило старая родовая аристократия – слой, паразитирующий на действующих капиталистах.

Финансовые капиталисты – кроме собственно банкиров это топ-менеджмент банков и крупные акционеры любого вида и паразитирующие на них члены правлений и наблюдательных советов АО, финансовые спекулянты – брокеры, крупные риэлторы.

Действующие капиталисты – собственно предприниматели и топ-менеджмент частных компаний и АО любых видов деятельности (не только промышленности). Менеджмент относится к капиталистам, если оплата его услуг имеет такой размер, что такая «зарплата» сама по себе может быть применена как капитал.

Соответственно, остальная подавляющая масса населения – П.

 

При ближайшем рассмотрении выясняется, что каждый из больших классов имеет сложную структуру. Так у всех имущих классов имеется социально однородный слой мелких собственников, которые вместе составляют отдельный класс – мелкую буржуазию (МБ), например: 

землевладельцы – крестьяне

финансовые капиталисты – «старухи процентщицы» - ростовщики

На протяжении всей своей истории капитал активно вытеснял и уничтожал эти некогда мощные феодальные сословия и на сегодняшний день они могут сохраняться только в удаленных уголках планеты. Кроме скотоводов-кочевиков, которые возродились в наиболее благополучных районах российского Севера с возвратом к рыночным отношениям в 90-х гг., например, у ненцев. 

В отличие от них
финансовые капиталисты – рантье, паразитически живущие на процент по вкладам или дивиденды, или гонорары с авторского права, уже продукт самого капитала и устойчиво присутствуют в развитых странах. 

Куда сложнее состав МБ - действующих предпринимателей. Для них появился термин «самозанятые», который удачней термина МБ, т.к. не воспринимается как оскорбление и не производит путаницу с принадлежностью к буржуазии. Здесь можно выделить: 

мелкие предприниматели и фермеры, использующие в основном рабочую силу членов семьи;

интеллигентские слои – «свободные художники»; частнопрактикующие врачи, юристы, учителя-репетиторы;

посредники-перекупщики – мелкие риэлторы и т.п., паразитирующие на П и МБ;

лавочники – рыночные торговцы, мельчайшие из которых практически являются наемными продавцами без формально оформленного найма;

кооператоры;

рабочие - собственники условий производства – традиционные кустари (портные, сапожники); новые (индивидуалы-сантехники, ремонтники жилья и бытовой аппаратуры); автомобилисты, практикующие частный извоз.

 

Классическая характеристика МБ как союзников пр-та:

«... Что касается мелких буржуа, ремесленных мастеров и лавочников, то они всегда останутся неизменными. Они надеются правдой и неправдой выбиться в ряды крупной буржуазии и боятся быть низвергнутыми в ряды пролетариата. Колеблясь между надеждой и страхом, они во время борьбы будут спасать свою драгоценную шкуру, а после победы примкнут к победителю. Такова уж их природа.

..

О мелких буржуа мы уже сказали. Они крайне ненадежны, за исключением тех случаев, когда одержана победа: тогда они поднимают в пивных невыносимый крик. Тем не менее среди них имеются и очень хорошие элементы, которые сами присоединяются к рабочим.»

Фридрих Энгельс «Крестьянская война в Германии»

 Подобно тому, как из состава имущих классов приходится выделять МБ, из состава П надо выделять социально отличный и часто  противостоящий ему люмпен-пролетариат. Это
весь уголовный мир; примыкающие к нему бродяги, проститутки, попрошайки и основная масса цыган.
 

«Люмпен-пролетариат, представляющий собой отбросы из опустившихся элементов всех классов и сосредоточивающийся в больших городах, является самым плохим из всех возможных союзников. Этот сброд абсолютно продажен и чрезвычайно назойлив. Если французские рабочие во время каждой революции писали на домах: Mort aux voleurs! - смерть ворам!- и некоторых воров расстреливали, то это происходило не в силу их ярой приверженности к собственности, а вследствие правильного понимания того, что прежде всего необходимо отделаться от этой банды. Всякий рабочий лидер, пользующийся люмпен-пролетариями как своей гвардией или опирающийся на них, уже этим одним доказывает, что он предатель движения.»

Фридрих Энгельс «Крестьянская война в Германии»

 

Наконец, собственно П:
- служащие
- промышленный рабочий класс (ПРК)
- прислуга
- пауперы 

Служащие – разнообразная обслуга государства и общества: чиновники, армия, полиция, депутаты, профсоюзные и партийные деятели, спортсмены, артисты и т.п., журналисты, ученые, учителя/воспитатели, врачи, гос. клерки, ИТР, работники торговли и сферы услуг. Их социальная принадлежность зависит от того, кого они обслуживают – буржуазию или пролетариат. Поэтому верхи этого слоя смыкаются с буржуазией, а низы – с ПРК. Но характерная черта многих его представителей – изначальная нацеленность на карьеру, т.е. ориентация на буржуазию. Для интеллигентских слоев тут особенна характерна слабая корреляция между социальным положением и мировоззрением, своим достоинством они считают сознательное его формирование, поэтому здесь особенно много нищих «буржуев по убеждениям», но встречаются и академики - коммунисты.

 Кроме того, интеллигенция массовых профессий (часть ИТР, здравоохр. и обр.) нагружены дополнительными полицейскими функциями и таким образом вынуждены противостоять ПРК: здравоохранение должно бороться с симулянтами и принуждать работоспособных к труду, а учителя не столько учат тому, что нужно П, сколько надзирают за детьми, когда родители заняты на работе; кроме того они навязывают в процессе обучения им идеологию господствующих классов. 

ПРК – ядро П, в классике под П понимается именно этот слой. В настоящее время при таком употреблении, по-моему, следует уточнять, что имеется в виду П в узком (или ортодоксальном) смысле.  Collapse )

В настоящее время к ПРК очевидно следует относить большую часть ИТР – конечных исполнителей/работников и работников сферы услуг, инфраструктуры и т.п.

 В ПРК традиционно выделяют привилегированный слой наиболее квалифицированных рабочих – «рабочую аристократию», некоторые представители которой социально примыкают к буржуазии.

Возможно, между служащими и ПРК следует поместить «корпоративных рабочих». Это рядовые работники инфраструктуры и естественных монополий (энергетика, ж/д, связь, ТЭК, ЖКХ) -- отраслей, доход которых образуется посредством тарифов. Эти корпорации эгоистически стремятся к завышению тарифов, эквивалентность обмена с этими отраслями практически недостижима – они частично паразитируют на производящих отраслях.

Для нас особенный интерес представляют критерии, позволяющие определить ПРК. Используя хрестоматийное ленинское определение, последовательно отсекаем: не «зарплатополучателей» (по отношению к средствам пр-ва и форме дохода); категории, получающие часть прибыли (по размеру з/п); обслугу и прислугу (по роли в общественной организации труда).

 
Недавно VWR предложил новый (для меня) строгий критерий – непосредственное участие в материальном товарном производстве:

«Пролетариат - класс буржуазного общества, который не имеет средств производства и поэтому вынужден продавать свою рабочую силу собственнику средств производства, использующему эту рабочую силу для производства товаров (а не личных услуг, например)с целью получения прибавочной стоимости.

...

Люди, лишенные собственных средств производства, вынужденные поэтому продавать свою рабочую силу, являются пролетариями, если их рабочая сила куплена для производительного использования - для производства стоимости, превышающей по размеру расходы на покупку рабочей силы и средств производства.

Носители рабочих сил, купленных "для услуг", пролетариями не являются, несмотря на всю близость к ним.

Носители рабочих сил, купленных для непроизводственной деятельности, приносящей прибыль, также пролетариями не являются, но по своему социальному положению максимально к ним приближаются.

И, наконец, в так называемой "сфере услуг", где также продолжается материальное производство, имеется и растущий отряд пролетариата.

...

Пролетариат реально отличается от наемных работников, не производящих товары, т. е. стоимости - из этого исходит и определение, т. е. отграничение пролетариев от иных, также наемных работников, - а не наоборот.»  http://kihotkin.livejournal.com/2850.html 

Этот подход встретил некоторые трудности, например, считать ли пролетариатом ж/д рабочих, занятых в пассажирских перевозках (и пр. работников инфраструктуры: энергетика, транспорт). Вижу такой способ обойти эту трудность: все ежедневные пригородные и внутригородские перевозки доставляют рабочую силу к местам ее применения, без чего крупное современное городское пр-во просто было бы невозможно. Т.о. эти перевозки (а значит и занятые в них работники) на тех же основаниях участвуют в материальном товарном производстве, как и последующая торговля готовыми изделиями.


С/х рабочие -- то же, что ПРК, но в с/х.

 

Прислуга – те, кого имущие классы имеют самым непосредственным образом:

- собственно домашняя, дворовая и пр. прислуга

- охранники, в. т.ч. работники частных охранных структур

- клерки («белые воротнички») в частных компаниях – этот слой по образованию и самоощущению близок к интеллигенции и поэтому положение некоторых его представителей довольно мучительно.

 
Пауперы – бедствующий слой, не имеющий стабильного заработка. Пограничный с люмпен-пролетариатом. Это маргинализированное и спившееся население депрессивных регионов, потерявшие навыки традиционных промыслов малые народы, низы гастарбайтеров, сборщики металлов и пр. вторсырья. 
 

Средний класс

 
Своеобразная особенность буржуазии по сравнению со всеми остальными господствовавшими ранее классами состоит как раз в том, что в ее развитии имеется поворотный пункт, после которого всякое дальнейшее увеличение средств ее могущества и, следовательно, в первую очередь ее капиталов приводит лишь к тому, что она становится все более и более неспособной к политическому господству. <За спиной крупной буржуазии стоит пролетариат>. В той самой мере, в какой буржуазия развивает свою промышленность, торговлю и средства сообщения, в той же самой мере она порождает пролетариат. И в определенный момент, который наступает не всюду одновременно и не обязательно на одинаковой ступени развития, она начинает замечать, что ее неразлучный спутник - пролетариат - стал перерастать ее. С этого момента она теряет способность к исключительному политическому господству; она ищет вокруг себя союзников, с которыми она делит свое господство или, смотря по обстоятельствам, уступает его им совершенно.

Фридрих Энгельс «Крестьянская война в Германии»

 
Исходя из этой своей особенности, буржуазия конструирует опору для своего господства – средний класс. Пропаганда включает в него: средние и низшие слои имущих классов, большую часть МБ и служащих, «рабочую аристократию».  

Трудящиеся

  Аналогично этой политике буржуазии коммунисты должны вести борьбу за союзников ПРК, объединение вокруг него «большого пролетариата» = всех трудящихся: низов служащих и самозанятых, здоровые элементы из прислуги, пауперов и люмпенов. 

Соответствующая политическая программа, возможная даже в рамках буржуазного парламентаризма –

содействие формированию четкой классовой структуры общества, минимизация переходных социальных слоев и паразитических слоев в самом П:

 
содействие государственным программам борьбы с пауперизацией и люмпенизацией, алкоголизацией; гастарбайтерам – равные права с прочими работниками; поддержка новых форм отбытия наказаний, изоляция рецидивистов от «оступившихся»; 

напротив, противодействие гос. пр-мам по «развитию малого бизнеса» (но за облегчение налогового гнета на самозанятых), борьба за возрождение крупной промышленности;

борьба с поползновениями к созданию «полиции нравов», ювенальной юстиции и пр. новых структур, ликвидацию уже созданных подразделений по борьбе с комп. и пр.«пиратством», кардинальное сокращение и ликвидацию мошеннических подразделений нарко- и налоговой полиции; поддержка «гражданского общества» в борьбе за общественный контроль правоохр.орг. и армии; 

возврат к советским нормам в авторском праве; 

за призывную армию и против контрактной, сокращение армии и МВД, службу студентов и выпускников на младших командных должностях в армии и МВД (том же ГАИ), создание муниципальной милиции; 

максимальное сокращение гос. дотаций СМИ, кинематографу, спорту, академической культуре; замена соответствующих бюрократических структур демократическими общественными организациями (пусть сама буржуазия платит за свои развлечения); содействие естественному процессу вытеснения СМИ интернет сообществами – журналистика дожна стать массовым самодеятельным занятием; 

противодействие расцвету охранного бизнеса, охрана предприятий должна выполняться сотрудниками этих предприятий; 

содействие легализации и распространению домашнего обучения, экстерната;

отмена пережитков традиционной монополии на медицинские знания, врачебной тайны, гос. поддержка бесплатных мед. консультации по интернету.

   

Классы при социализме

 
В советские времена мы писали в графе «социальное происхождение»: рабочий, служащий, колхозник. По мнению наших догматиков такая структура общества – свидетельство полной победы социализма, «голубой» же мечтой их было окончательное поглощение государством и колхозно-кооперативной собственности, что означало бы уже полный коммунизм. Оказалось, что привести общество к такому составу можно довольно быстро, форсированно проводя соответствующую политику. Но теперь уже очевидно, что сама по себе такая классовая структура при общей недоразвитости производительных сил (в первую очередь человеческих) – верный залог экономической неэффективности и множества сопутствующих немощей такого общества.

Достаточно быть немного диалектиком, чтобы стало очевидно: по мере успешного соц. строительства должны не столько отсекаться несоциалистические слои, сколько стираться границы между слоями служащих, рабочих и кооператоров, так что само наличие в соответствующей графе определения служащий или рабочий должно при вполне победившем соц-ме восприниматься как нонсенс или оскорбление.

 

UPD http://ushakov-d.livejournal.com/18417.html

Границы любого класса определяются не различиями в характере труда или его орудиях, в уровне жизни, в каких-либо ещё формальных признаках. Даже форма участия в распределении национального дохода ещё не характеризует класс. Главная характеристика класса — его место в определенной экономической формации, его необходимая функция в материальном производстве конкретного общества.

--- Рабочий свободен от всякой собственности на средства производства. Он обладает только своей рабочей силой, да и то до тех пор, пока в качестве продавца последней торгуется с капиталистом. Самостоятельно потреблять собственную рабочую силу он не может и отстранен от принятия решений о производственном накоплении.

Рабочий создает прибавочную стоимость или реализует её для капиталиста в сфере обращения, а потому является частью его капитала. Этим он отличается от прислуги, привратников, садовников и пр., нанимаемых хозяином для личных целей и на личный доход.

Рабочий не имеет никакого побочного дохода, позволяющего ему на него существовать. Чтобы получить необходимые жизненные средства, рабочий продает свою рабочую силу. Полученные деньги (зарплату) он полностью тратит на предметы потребления и потому вынужден постоянно повторять данный цикл.

Система участия в прибылях подразумевает разделение между работниками и компанией дополнительной прибыли, получаемой в результате увеличения производительности или качества. Мало того, что понятие «работник компании» включает в себя всю администрацию, так ещё на рабочих наваливается самоэксплуатация и разделение рыночного риска с компанией

Рабочий соединяется капиталистом только и непосредственно со средствами и предметами труда, будь то носилки, комбайн,станок, печатная машинка или компьютер. Рабочий силой комбинирован в процесс производства и не контролирует собственный труд, даже если занят «работой мозга». Он управляет только орудием. Следовательно, статус и положение рабочего никак не совместимы с прямым или косвенным командованием, управлением, манипулированием или надзором за людьми. Все это — привилегия других социальных групп.

///Бюджетники Ни учителя, ни мелкие муниципальные чиновники или госслужащие, ни тем более рядовые полицейские, конечно, не являются пролетариатом. Однако весь этот низший слой бюрократии сегодня принципиально не может интегрироваться в капиталистический класс. Такой путь возможен только для высших менеджеров и высоко поставленных чиновников.

Негарантируемость дохода — второй важный фактор. Даже при легких признаках спада в первую очередь сокращаются бюджетные расходы. При самых призрачных угрозах прибылям низшая бюрократия фирм безжалостно препарируется.

Карьеризм и индивидуальная конкуренция как средство выживания, уступают место профсоюзному объединению. Такие профсоюзы могут и действительно становятся боевыми и активными, а следовательно должны рассматриваться как часть организаций рабочего класса.

---

Гёран Терборн из ИСТОРИЯ МАРКСИЗМА.т.4. - М. 1986

На сложность классовых отношений, возникшую вследствие развития крупных акционерных обществ с их огромными конторами, заполненными служащими, которые отличаются по положению и от фабричных рабочих, и от членов административного совета, и с их сложной иерархией управления, впервые обратил внимание Эмиль Ледерер[371] около семидесяти лет назад, что послужило причиной вызова, брошенного им марксизму. Но прежде чем марксисты приняли вызов, прошло много времени. Относительное отсутствие у них интереса к этому вопросу объяснялось тем, что капитал и наемный труд продолжали оставаться главными полюсами классовой борьбы. Сегодня марксистский анализ обществ внес значительный вклад в эту область. Два наиболее глубоких исследования Карчеди и Райта отдают должное сложности проблемы, а также вопросу децентрализации иерархии на предприятии, делая акцент на противоречивом положении руководящего персонала[372]. Отметим, однако, что эти исследователи расходятся в определении причины противоречивости. Анализ Карчеди сосредоточен на двух различных его функциях в производственном процессе, одна из которых определяется особым способом производства, а другая – техническим разделением труда. Он выделяет две главные функции: «функцию капитала», определяемую как «осуществление надзора и контроля», и «функцию коллективного работника», или же «работу по координации и интеграции трудового процесса»[373]. Развитие крупной акционерной компании означает, таким образом, появление «нового среднего класса» служащих, зависящих от капитала, в задачи которых входит выполнение одновременно обеих этих функций. Что до Райта, то он отрицает, что функция координации является технической функцией, и относит ее к функциям власти, вследствие чего участие «в принятии наиболее важных решений в отношении координации и производственного плана оказывается формой связи с капиталом» даже тогда, когда оно не касается надзора и контроля над рабочими[374]. По мнению Райта, противоречивость в положении руководящих уровней определяется как раз тем, что они обладают разной властью для осуществления контроля за денежным и постоянным капиталом, а также за трудом.