April 10th, 2014

palest

Патриотическая програма для Украины

Исходя из высказанного в прошлый раз, патриотическая пр-ма для Украины могла бы состоять в отказе от долговых обязательств (или заморозке их лет на 50) перед всеми имп. державами, т.е. как перед Западом, так и РФ. Только эта пр-ма могла бы объединить все регионы. Напротив, именно ориентация на верность обязательствам (это означает верность только обязательствам перед Западом, Москве же как бы рекомендовано снабжать Украину газом без надежды на оплату) и разъединяет страну.

При всём героическом антураже Майдана его позиция политэкономически крайне сервильна. Легитимность властей определяется Западом, и определяется таким образом, что легитимна та власть, которая не отказывается от выплат многомиллиардных долгов. В этом случае будет признан любой переворот, нарушивший все мыслимые формальности, если пришедшие к власти выполняют эти условия. Напротив, любой президент, возжелай он воспоследовать примеру Исландии, потерял бы свое место быстрее Януковича.

Гр. замайданцы-интиимпериалисты, сейчас не 19 в., и имп. политика проводится не путем территориальных захватов (впрочем, Румыния уже откусила о. Змеиный), а путем финансовой эксплуатации.

Эк. смысл движения восточных регионов за федерализацию – отказ выплачивать прошлые и будущие долги Киева. Напротив, эк. смысл лозунга унитарного гос-ва – брать и тратить по своему ПРОИЗВОЛУ будет Киев (оккупированный западенцами), а выплаты будут разложены на всю страну (и преимущественно на восток). И борьба за этот эк. интерес будет не на живот, а на смерть. Трагедия в том, что Киев это понимает гораздо лучше и имеет поддержку Запада. Движение же на Востоке пока представлено в основном полу-сумашедшими пророссийским активистами, которые дезориентируют массы иллюзорной надеждой на крымский сценарий, на деле же не имеют серьезной поддержки Москвы, которой очередной «геморрой» совершенно не нужен.

Поэтому самым вероятным сценарием развития событий представляется самый худший, когда пока ещё немногочисленный протест будет передавлен самым жестоким образом при молчаливом одобрении «мирового сообщества», чтобы впредь надолго обезглавить неизбежное скоро движение объективного эк. протеста.
palest

Национал-предатели и патриоты (продолжение)

1.

Недавно Путин сделал попытку вбросить в общество словечко национал-предатели, не потрудившись расшифровать его. У мыслящей части публики (т.е. в основном у либералов) оно вызвало лингвистические затруднения. У левых таких затруднений, видимо, не было – не потому, что они не мыслят, а скорее всего потому, что занимались в это время др. делами. Да и не входят они в общество, а наоборот, как бы противостоят этому гражданскому буржуазному обществу, потому и обращение наконец-то обретенного лидера нации адресованы вовсе не им (т.е. не нам). Но словечко любопытное.

«Национал-предатели» звучит сходно и с национал-социалистами, и с социал-предателями, публика же восприняла прямолинейно – как «предатели нации» и пятая колонна, т.е. в основном на свой счет. Не знаю уж, какие аналогии бродили в головах спичрайтеров президента, на самом же деле расшифровка совершенно проста.

«Национал-предатели» – это националисты-предатели. Националисты – это такие специалисты по любви к собственной нации, любви (по ее проявлениям) иступленной до извращения и садизма. Понятно, что от такой любви нации один вред, значит недалеко и до предательства. Вот современные укро-фашисты – это национал-предатели. Русские нацики, которые ненавидят «чурок» – тоже национал-предатели.

Противоположность национал-предателям – социал-патриоты (это уже мой неологизм). Наполнение его будет понятно из предыдущих записей. Вот латиноамериканские революционеры, которых в США называют националистами, это и есть социал-патриоты.

Т.о. можно исправить ещё несколько имен. Оставшиеся левые «замайданцы» – это и есть социал-предатели (несомненно социалисты, но потенциально предатели, хотя заблуждаются добросовестно). КПРФ и т.п. – заурядные шовинисты и демагоги (можно было бы сказать социал-шовинисты, если бы оставалось что-н. от социалистов.) А вот КПУ – просто пустое место. [Это д.б. очевидно каждому, кто помнит слезоточивые рассказы Митиной о якобы голосовании карточками КПУ сразу после переворота. Ну вот, теперь-то депутаты на месте, голосуют сами, а ничего не изменилось, пресловутая хунта черпает свою сомнительную легитимность в том числе и из их присутствия в Раде.]

2.

О соц. перспективах для востока Украины говорить пока не приходится, какие бы иллюзии не были у некоторых местных деятелей новоявленных республик, – ввиду отсутствия революционной ситуации. От революционной ситуации имеется только половина революционной ситуации – кризис верхов. Кризис верхов начался кризисом режима Януковича (взбесившаяся м/б участвовала в этот раз именно со стороны верхов, а не низов), привел к политическому перевороту, и продолжается сейчас как конфликт (в форме гр. войны) двух буржуазных партий – прозападных националистов и пророссийских патриотов.

Пока не придет к логическому разрешению эта борьба буржуазных партий, никакое самостоятельное (а не на стороне патриотической партии) выступление низов, т.е. рабочего класса, невозможно и ненужно. Особенно учитывая слабость субъективного фактора, т.е. отсутствие сильной классовой организации.

А вот потом могут открыться некоторые возможности, т.к. чрезвычайное обострение нужды и бедствий низов, видимо, не за горами (хотя м.б. приглушено патриотическим подъемом в случае победы), а необычайная активность (вплоть до вооружения) самых широких масс провоцируются самой ситуацией и прямыми апелляциями лидеров-патриотов.
palest

Либерализм VS госкапитализм слаборазвитых стран

[Видно, что РФ на данный момент повторила путь стран Латинской Америки, за исключением отсутствия у нее госдолга (но при росте корпоративного). И это при наличии огромных поступлений нефтедолларов.]

ВОСПРОИЗВОДСТВО ДОЛГОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ CTPAHAX ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

Развивающиеся страны Латинской Америки в 70-х начале 80-х годах активно приступили к осуществлению долгосрочных экономических программ, направленных на структурную перестройку национальных хозяйств с целью покончить с инфляцией, серьезно повысить эффективность национального производства и занять подобающее место в системе мирового капиталистического хозяйства. Модели экономического развития, использовавшиеся в указанный период ведущими странами Латинской Америки, в той или иной степени, несмотря на провозглашаемые националистические лозунги, были навязаны извне. Приведение в действие этих моделей развития являлось частью глобальной стратегии империализма по включению развивающихся стран в систему мирового ГMK. Цель концепций капиталистической модернизации состояла в том, чтобы подтянуть отстающий периферийный капитализм в развивающихся странах до уровня потребностей развития и сохранения мирового капитализма в целом. Во-первых, резко снижались доля и значение государства и государственного сектора хозяйства. Государственные предприятия передавались частному капиталу (национальному и иностранному), так как считалось, что этот сектор экономики наиболее динамичный фактор развития. Во-вторых, проводилась либерализация экономики: национальная экономика открывалась мировому рынку; осуществлялись значительное снижение тарифов и отмена многих нетарифных ограничений; контроль за движением иностранного капитала почти полностью устранялся; создавался внутренний рынок частных капиталов; государственные предприятия переводились на самофинансирование и были вынуждены брать займы на частном рынке капиталов; процентная ставка освобождалась из-под контроля и колебалась в соответствии с рыночными условиями. В-третьих, экономическое развитие ориентировалось главным образом не на внутренний, а на внешний рынок путем всемерного развития конкурентоспособных экспортных отраслей.
Collapse )