Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Category:

Потоки рабсилы [марксистская демография]

«...крупная земельная собственность сокращает сельское население до постоянно понижающегося минимума и противопоставляет ему всё возрастающее, концентрирующееся в больших городах промышленное население; тем самым создаются условия, которые вызывают непоправимую брешь в процессе общественного и диктуемого естественными законами жизни обмена веществ, вследствие чего сила почвы расточительно растрачивается...
Если мелкая земельная собственность создаёт класс варваров, который наполовину стоит вне общества, который соединяет в себе всю грубость первобытных общественных форм со всеми страданиями и всей нищетой цивилизованных стран, то крупная земельная собственность подрывает рабочую силу в той последней области, в которой находит убежище её природная энергия и в которой она хранится как резервный фонд для возрождения жизненной силы наций — в самой деревне. Крупная промышленность и предпринимательское ведение крупного земледелия действуют рука об руку. Если первоначально они различаются тем, что первая истощает и разрушает больше рабочую силу, а следовательно, естественную силу человека, между тем как второе более непосредственно опустошает и разоряет естественную силу земли, то позже, с ходом развития, они подают друг другу руку: предпринимательская система и в деревне истощает рабочего, а промышленность и торговля, в свою очередь, создают для земледелия средства истощения почвы.»
Карл Маркс. Капитал. Т. 3. Глава 47


Автоматизация и механизация
Среди коммунистических энтузиастов бытует наивное представление об автоматизации как средстве, практически обеспечивающем построение коммунизма. В самом деле: освобождение человека от материального производства означает освобождение от труда, что означает уничтожение отчуждения труда, т.е. эксплуатации.
Допустим, мы поверили в утопическую возможность полной роботизации, но укажем на очевидную аналогию, которую поразительным образом не видят такие энтузиасты: автоматизация в промышленности производит точно то же, что механизация в с/х – опустошение в рядах рабочей силы. С помощью механизации крупная земельная собственность «освободила» крестьянство от тяжелого труда, но вовсе не за тем, чтобы освобожденные трудящиеся любовались с завалинки на работающие трактора. С помощью автоматизации рабсила затем выбрасывается из промышленности в сферу услуг, но не освобождается от конкуренции, необходимости продаваться и отбывать рабочие часы, рвать глотку ближнему и мотать друг другу нервы: «суть дела не в освобождении части общества от материального труда, а в подчинении новых областей жизни, в том числе и самых высоких, законам материальной необходимости, действующим в капиталистическом производстве. Мир полон жалоб на превращение духовного труда в труд подневольный, механический.»
Надо напомнить, что во времена Маркса рабсила в городах также уничтожалась, только по-другому – непосредственно и на производстве: «От чрезмерной работы люди умирают с удручающей быстротой; но места погибающих тотчас заполняются снова, и частая смена лиц не производит никакого изменения на сцене» ;
«Капитал, который имеет столь <хорошие основания> отрицать страдания окружающего его поколения рабочих, в своём практическом движении считается с перспективой будущего вырождения и, в конечном счёте, неизбежного вымирания человечества не меньше и не больше, чем с перспективой возможного падения земли на солнце.»( Капитал. Т. 1. Глава 8)

Стихийные потоки
Можно выделить следующие волны рабсилы (р/с), как бы порожденные стихией (ростом производительности труда):
1 – в город
2.1 – наверх («ср.класс»): интеллигенцию, служащие
2.2 – вниз – люмпенизация: криминал или деградация
2.3 – слой квалифицированных рабочих – в каждом поколении производится заново, т.к. их дети не обязаны быть рабочими
2.4 – «временные» рабочие и «неудачники»
3 (3.1,3.2) – в мегаполис, в развитые страны.
Частично на этапах 2 и окончательно на 3 рабсила загнивает, разлагается и уничтожается (Москва-то не резиновая), не оставляя энтузиастам здорового материала для их проектов.

Второсортный пролетариат
Конечно, [вторичный] процесс пролетаризации (интеллигенции массовых профессий и т.п.) идет и сейчас и пресс монополистического капитала «перетирает все относительные различия и создает возможность действительного сочетания интересов всех угнетенных слоев». Но в отличии от массового классического индустриального рабочего класса этот новый пр-т атомизирован, распылен по отдельным кабинетам свои рабочих мест и по иерархической лестнице, развращен соблазнами потребления «среднего класса» и представлениями о своем интеллектуальном превосходстве. Чаще всего слабо связанный с материальным пр-вом, он придавлен осознанием бесполезности большой части своей деятельности, что делает бессмысленными старые методы пролетарской борьбы – забастовки.
Творческие же (креативные) работники, производящие ценный интеллектуальные продукт, естественным образом болеют душой за судьбу своего детища и часто добровольно работают по-коммунистически, чуть ли не на износ, на хозяина.

Таджики-илоты
Когда своя деревня исчерпана, рабсила начинает поступать из «мировой деревни» - из слаборазвитых стран. Тут уж вступают в действие мощные гос. механизмы её подавления и понижения цены в целях большей эксплуатации: лишение легального статуса, визы. К этому добавляется более-менее сознательная политика капитала по раскрутке национализма, порождающая и поощряющая «бритоголовый» террор на улицах.
Разоблачим их излюбленную идею о защите своих рабочих мест от пришельцев: не говоря о том, что разбирательства показывают их принадлежность к средним слоям и буржуазии, теперь понятно, что принадлежа к потокам 2 и 3, они просто не склонны и не способны выполнять работу потока 1 – новоприбывших.
Больше всего это напоминает Спарту, где угнетаемые иноплеменники удерживались в подчинении физическим террором.
«Аристотель говорит, что каждый год эфоры, вступая в исполнение своих обязанностей, объявляли войну илотам. Молодые люди, наиболее ловкие и смелые, вооружались кинжалами; рассыпавшись по стране, скрываясь днем в перелесках или пещерах, они вечером подсматривали за илотами вдоль дорог, убивая тех, которые попадались им под руку. Это называлось криптией... Илоты предупреждены, а молодые спартиаты ограничены точно определенным временем и местом. Только тот илот, который вечером рискнет появиться на дорогах, может быть убит.» АНРИ ВАЛЛОН. История рабства в античном мире. Греция
Некоторые исследователи сомневаются в достоверности существования этого обычая. Ну так пусть взглянут на современность.

Потоки при сов. социализме
Опрос: знаете ли вы хотя бы несколько приличных рабочих семей, чтобы оба родителя – горожане хотя бы во 2-3-м поколении, несколько детей, все хорошо учились, стремились получить рабочую специальность (а не ВО), с удовольствием пошли работать на завод, никто не сел и не спился? Даже если предположить, что советский социализм продолжается.
[В моногородах и рабочих/шахтерских поселках это ещё может носить более-менее массовый характер].

Можно ли вообще говорить о способности рабочей силы к воспроизводству в городских условиях, без постоянной подпитки извне? Очевидно, что следует говорить о производстве рабсилы с постоянным ростом её образованности и запросов (культурно-досуговых, бытовых и материальных): деревня порождает городской рабочий класс, рабочий класс – «белых воротничков», последние – никого (не думайте, что если у вас 1-2 ребенка, то вы решили демографическую проблему). Поэтому уже становится заметным изменение этнического состава развитых северных стран.

Есть мнение, что накануне перестройки все слои советского народа – от уборщицы до директора завода – были недовольны своим положением. Это очень похоже на правду (поэтому перестройка и была встречена всеми с энтузиазмом), но в то же время есть ложь – был слой довольный, и это – не номенклатура. Это люди, только переехавшие из деревни в города. Кто ж не будет доволен: в деревне удобств нет, зимой надо ходить полкилометра к реке по воду. Будешь рад любой обшарпанной общаге. Традиционно этот низший слой общества не имеет собственного голоса и совершенно незаметен – именно потому что относительно доволен.

Истощение земель
Население исторически концентрировалось в местах наиболее благоприятных для земледелия. Здесь появлялись города, которых кормили окрестные деревни, пересекались дороги. Теперь города давно уже поглотили бывших кормильцев и продолжают неудержимый рост – и всё на плодороднейших почвах, которые просто срезаются бульдозерами. Ценнейшие черноземы, накопленные биосферой за тысячи лет, бездарно расточаются. «Что имеем – не храним...»
Теперь еще мода на коттеджи и малоэтажное строительство, гаражи... Равные по площади городам мусорные свалки.
Надо ли напоминать, что и пахотные земли эксплуатируются хищнически.

Сознательное управление потоками
Капитализм ясно прозревает свой конечный пункт – мир-мегаполис, населенный моральными уродами. Об этом нам рассказывает западная фантастика и кинематограф.
Каждому марксисту, читавшему «Анти-Дюринг» (ну а кто же не читал букваря?) должен быть ясен ответ на этот «вызов»: преодоление разделения труда между городом и деревней, переселение большей части населения из больших городов.
Как же можно такое помыслить? При современном состоянии дел, разумеется, никак. Нужно сознательное изменение политики в строительстве, перенос в новые комфортабельные сельские зоны (для краткости - коммуны) высокотехнологичного промышленного производства, соединение его с таким же высоким сельхозпроизводством, поднятие престижности проживания в этих загородных пунктах - предоставление всяческих приоритетов: в карьере (продвижение – только для выходцев из коммун), в отдыхе (летний – на югах, зимний – на театральных премьерах в столицах), снабжении и распределении (тут и фантазировать незачем, взять то, что было у номенклатуры). То есть постоянная сознательная работа против энтропии, борьба со стихийным разложением.
Надо ли говорить, что никаких таких идей у сов. руководства не было, воспринимало оно их (если даже предположить знакомство) как чудаческий радикализм «ветхозаветных» пророков-бородачей, слепо следуя «передовым» образцам «догоняемого и перегоняемого» Запада.

Итак, получаем поток
4.1 – из городов – в «коммуны» (вместо минимизированного 3);
4.2 – «оступившиеся» из 2.2 вместо лагерей – ссылка в деревню (в «резервный фонд для возрождения жизненной силы нации»).

Зная об естественном (стихийном) направлении потоков р/с легко понять реакционность и конечную обреченность политики в этой области как сов. руководства (рабочие династии, поднятие уровня жизни на селе для бывших «варваров»), так и современного российского (стимулирование рождаемости в городах).
Что такое рабочие династии? – из поколения в поколение работа на том же заводе, т.е. потолок. Ну а чего еще желать – гос-во же рабочее, значит все рабочие. [это они как бы в своих кабинетах так думают]
Сравни:
http://community.livejournal.com/ru_marxism/128686.html
«До сих пор господствовала рабочая идеология, стремившаяся установить власть трудового человека. Но означает ли это, что сами рабочие полностью разделяли эту идеологию? Нет, – утверждают авторы, – пролетарии никогда не хотели увековечить работу. Наоборот, на практике они всегда отрицали продуктивистский культ. В этом смысле, современная радикальная критика не изобретает ничего нового – она лишь объявляет во всеуслышание о том, что было неотъемлемым аспектом действительного коммунистического движения во все времена.»
Рабочие просто хотели перейти в следующую категорию: 2.1.

Что значит: поднятие уровня жизни на селе? – провести электричество, газ, воду в те же избушки, проложить дороги – то есть подсластить тяжесть жизни на каторге. Вот молодежь по этим дорогам и уехала.
А оставшиеся, значит, должны всех кормить, повышать культуру пр-ва, производительность, внедрять передовой опыт... Да они же маргиналы, худшие из худших! Вот и стояли телята по брюхо в навозе, а скотник валялся пьяным.
Ну а почему же нельзя сделать робота-скотника и управлять им дистанционно, сидя в городском кресле (очень уж не хочется в деревню)? - скажут Стругацкие и пр. энтузиасты. По двум причинам. Главное – по практической: не ощущая личной потребности избавиться от работы совковой лопатой, невозможно её хорошо механизировать/автоматизировать, т.е. робот будет изготавляться очень долго и будет малополезным. Ну и второе – по экономической: обойдется он в млн. раз дороже дяди Васи с лопатой.

Ну а почему же нельзя немного подучить выходцев из деревни – и отправить обратно?
Во-первых: они приехали в город, чтобы там остаться.
Во-вторых: они же недавние, а в чём-то и настоящие «грубые варвары», лишенные навыков технологической культуры, фабричной дисциплины, кругозора. Сначала выучка на фабрике, городская культура – они же сами этого и хотят: вырваться из идиотизма сельской жизни.
Только не оставлять в городе 2-е, 3-е поколение, это будет уже снова болото и разложение.

Все возможности у нас были: культурная революция, мощный поток в города, из городов – нашли эмпирический выход – рассовали по «комсомольским стройкам». И всё упущено, источник иссяк.

Когда возможны пролетарские революции
Когда поток упирается в крышку, а снизу продолжает напирать, тогда-то и возможен взрыв. В Европе это началось в 19 в., у нас – начале 20-го. И эта ситуация никогда не совпадает со зрелостью условий для социализма. Когда же смолота и готова «мука для выпечки хлеба социализма», есть его оказывается некому - всё уже рассосалось.
А, например, в США крышка всегда была достаточно приоткрыта.
Т.о. в наше время следует надеяться на «свежий» пролетариат Азии и Латинской Америки.
Кстати, перекликается с недавним:
Кризис левой идеи в странах Запада

UPD

http://propaganda-red.livejournal.com/195216.html
>
Село вымирает. Этой темой сложно кого-то удивить. Не только выросли, но уже давно ушли в прошлое целые поколения писателей и публицистов, которые сделали себе карьеру на теме оплакивания горькой участи села. ...
Самое примечательное, то, что если в России был хотя бы один Василий Белов, живущий в деревне, то на Украине все воспеватели села жили в городе и вовсе не собирались менять удобства городской жизни на прелести сельской идиллии, среди которых немалое место занимает отсутствие ванной и туалет в виде «отхожего места». Для них казалось одинаковым святотатством как покушение на их личное право пользоваться всеми благами цивилизации, так и сама мысль о том, чтобы разрушить тысячелетнюю священную немытость села, которую они торжественно называют самобытностью и на этом основании призывают всячески сохранять и даже возрождать.
Tags: классовое сознание, научный коммунизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments