Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Category:

Закон вымывания мелкой земельной собственности

«Какую пользу имело бы современное государство от целой провинции, земля которой, как бы хорошо она ни обрабатывалась, разделена по древнеримскому образцу, между мелкими независимыми крестьянами? Какой цели служила бы эта земля, кроме той единственной, что на ней производились бы люди, что само по себе составляет самую бесполезную цель?»

Навели на мысли стейнбековские «оки» и последний приступ демонизации крестьянства в блогах.

Напомню, как произошла та «американская трагедия». Переселенцы заняли обширные свободные земли (отняли их у индейцев). Через 2 поколения мистическим образом оказалось, что фермеры арендуют собственную землю у нью-йоркских банков. Всё – теперь уж делом времени было, чтобы рано или поздно фермеры оказались не в состоянии платить по аренде. Так вышло, что в один год наложилось 2 фактора: засуха и истощение почвы монокультурой хлопка. В итоге, чтобы получить хоть какую-то прибыль, банки сгоняют всех фермеров с земли, запахивают всю почву индустриальным методом -- тракторами с немногочисленными нанятыми трактористами, под ноль сносят все жилые и хоз. постройки фермеров. Отсюда начинается их исход в Калифорнию и мучительная пролетаризация.

Этот процесс полностью укладывается в законы концентрации капиталов. Но зная историю легко заметить сходные явления во все антагонистические эпохи. Таковы св-ва этого материального актива – земли, что мелкие собственники экспроприируются, когда ещё и капиталов-то нет. Этот естественный процесс встречает сильнейшее сопротивление пострадавших, что дает наиболее яркие образцы классовой борьбы и оказывает определяющее влияние на ход исторического развития.

1. Античность. Попадание в рабство.
Мелкие свободные собственники (плебс в Риме и демос в Греции), разоряясь, попадают в долговую кабалу и закономерно должны кончить переходом в рабское состояние. Если бы не сильнейшие и успешные вспышки классовой борьбы, то так бы и произошло и эти общества скатились бы к восточным деспотиям. Но благодаря борьбе мы имеем вспышку Афинской демократии, хоть и краткую по времени, но настолько яркую, что ее влияние пережило тысячелетия. До сих пор в обществе идет борьба за сам термин – демократия. А ведь началом ей послужило решение Солона отменить все долги демоса.
По смыслу, любую меру, решительным и системным образом нарушающую право частной собственности, можно с полным правом называть социалистической (не по принадлежности к соц. строю, а по характеру). Т.о., нам имеет смысл акцентировать в идейной борьбе на том, что афинская демократия – это «античный социализм», подобно тому, как буржуазный парламентаризм называет себя демократией.

Очевидно также, что эпохи упадка древнего Египта вызывались разорением непосредственных производителей (взаимосвязанного с патологическим ростом бюрократии).

2. Феодализм. Закрепощение.
У этой эпохи та особенность, что насилие как «экономическая потенция» принимает наиболее выпуклые формы. И не столько страдает от разорения имущество некогда свободных общинников, сколько теряет независимость их личность. Хотя местами параллельно действуют и такие классические рыночные механизмы, как коварство и жадность ростовщиков.
Всё же исторически закрепощение вполне равносильно экспроприации земли у общинников, просто этот вопрос был отложен на потом, когда с переходом к кап. отношениям аристократия конвертировала свои владетельные права в право чистой ЧС на землю, крестьяне же были освобождены, в том числе как правило и от свой земли.
Видимо, само закрепощение вначале не воспринималось крестьянами как какая-то катастрофа, т.к. вспышки восстаний происходили уже позже, при чрезмерном усилении гнета.

Тут сопротивление принимает уже прямо коммунистические формы: табориты, анабаптисты. Из положительного выхода этой классовой борьбы: старейшие буржуазные (во многом крестьянского происхождения) демократии мира – Швейцария, Исландия, опосредованно (через пуританские протестантские секты) – и США.
Или же борьба за физическое истребление правящего класса, воспринимаемая им как «бунт бессмысленный и беспощадный».

3. Капитализм. Пролетаризация.
Тут всё хорошо известно: «огораживание» и т.п.

Рабочее движение, соединение его с соц-мом, волна соц. революций 20 века – всё это под мощнейшим давлением пролетаризации сельских масс.
Можно предложить такой образ: бабочка соц-ма рождается из гусеницы крестьянства через метаморфоз куколки пролетаризации. Без метаморфоза же получаем тараканов мещанства (вырастающих непосредственно из личинок).
Можно предположить, что перед (и в ходе) социалистических революций в отсталых странах пролетаризация там проходила в таком быстром темпе (или угрожала), что некоторые наблюдатели этот момент не замечают и оценивают эти революции как крестьянские и как противоречащие основным положениям марксизма.

Понятно, что при соц-ме неизбежна коллективизация.

Итак, механизмы исчезновения мелкой земельной собственности действуют неодолимо, но их природа совершенно неочевидна (кроме общего «имущему воздастся, у неимущего отнимется» и «деньги к деньгам»). Возможно, этот вопрос уже изучен, пока же можно предложить такую рабочую гипотезу.

1. Более капитальный и медленный механизм: общественная производительность труда обгоняет производительность мелких земельных собственников. Вынужденные поддерживать общественно-приемлемый уровень потребления (почему – тут тоже тонкий момент), они должны залезать в долги и в конце концов теряют собственность.

2. Более быстрый: дробление собственности вследствие деления наследства. Вызывается это ростом населения, что опять же показатель роста пр. труда в данном обществе.
В средние века правящий класс для защиты своих позиций выработал принцип майората, т.е. всё наследство передавалось только старшему в роду. А вот среднеазиатские дехкане изначально были помещиками, но в течении веков измельчали (упрощенно) до крестьян.


Случай Кущёвки.

Т.к. производительность труда в России не только не растет, но упала сравнительно с сов. временами, то никакие легальные механизмы не могут привести к концентрации мелкой земельной собственности. Но общественные отношения настоятельно требуют и ожидают роста новых крупных собственников. Закономерно поэтому вступают в действие криминальные и полу-криминальные механизмы. Тут уж неизвестно что лучше: господствующая (коррупционная) тенденция формирования собственников из ментовско-чиновничьего слоя ( http://andbeev.livejournal.com/42148.html ), или же откровенно разбойничая Цапковская. Коррупционная по крайней мере менее кровавая, хотя обе связаны.

АПД.
Централизация земельного капитала в Кущевке продолжается
https://kungurov.livejournal.com/273665.html
Tags: история, политэкономия, способ производства
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments