Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Category:

Японский Лукач (2)

О СОЗНАНИИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

… интеллигенция, будучи высокого мнения о своих знаниях и умственных способностях (разумеется, что знания и умственные способности не одно и то же) и обладая достаточным самомнением, интуитивно представляла себе размежевание общества на интеллигентов и неинтеллигентов. В таком случае превосходство в знаниях и умственных способностях связывалось у нее с господствующими отношениями в обществе, что в известной степени приводило к одинаковым интересам с господствующими классами; это как бы обусловливало привилегированное положение интеллигенции в обществе. Возник даже термин «образованный класс», который представляет не научное, а обыденное понятие. Все это и породило у самой интеллигенции представление о самой себе как о силе, которая, обладая знаниями и умственными способностями, непременно должна обладать и правом выступать в качестве своеобразного руководителя народных масс, возвышаясь над необразованными и неспособными к умственному труду массами. Но поскольку право господства в обществе сосредоточено в руках богачей и политиков, то духовное, литературное и научное, то есть только культурное, право господства и дает душевное спокойствие интеллигенции.

Однако новая общественная наука утверждает, что новым руководителем общества должен быть пролетариат, а никак не интеллигенция; более того, пролетариат не только руководитель, он должен обладать правом господства, политического и культурного, вот что теперь необходимо усвоить интеллигенции.

Важным в самомнении интеллигенции является чрезмерная оценка своего положения, особенно в периоды, когда изменяется обстановка. Пожалуй, весьма естественно, что в это время самомнение заменяется самоуничижением. Вот здесь впервые и начинаются так называемые страдания, которые якобы присущи интеллигенции.  Типичные интеллигенты вместо признания своей неспособности выполнять историческую роль в исправлении сложившейся ситуации просто пассивно принимают создавшееся положение. Отсюда скорбь «мертвенно-бледной» интеллигенции выступает даже в значении ее своеобразной декларации. Короче, несчастный человек в силу своего несчастья находится в более привилегированном положении, чем счастливый человек.

Как бы там ни было, это является приукрашиванием интеллигенцией своей слабости, склонности к самоукрашиванию. У таких интеллигентов нет воли отказаться от преувеличений как при самомнении, так и при самоуничижении, они горько сожалеют о своем положении и, подавляя слезы, отбрасывают от себя свою скорбь. Все это невольно наталкивает на мысль, что в этом своеобразном самомнении они находят известное удовлетворение.  Кроме такой интеллигенции, разумеется, имеется и другая группа интеллигентов. Они вместо чувств самоуничижения, скорби, отчаяния сумели овладеть особым, новым, весьма «разумным» самомнением и надеждой.

Хотя истина и ложь в их словах перемешивались, но во всяком случае они становились на сторону неимущих, а в их утверждениях, выражающих требование продвигаться вперед только в связи с интересами неимущих, было значительно больше истины, чем в непротиворечивой саморациональности упомянутых выше интеллигентов.  И здесь намечается переход к одной существенной проблеме. Мы должны еще раз привлечь внимание к выражению «образованный класс», которое имеет широкое хождение в качестве обыденного понятия. Интеллигенты не являются ни классом неимущих, ни буржуазным классом, но они обладают образованием, а поэтому значительно культурнее бизнесменов и политиков. Они в определенном отношении (образование, культура) противостоят этим двум классам, и в таком плане их самомнение не лишено некоторого основания. Эта точка зрения усваивается и общественными науками, она на основе использования знаний может получить широкое распространение.  Так как в своем большинстве интеллигенция принадлежит к городской мелкой буржуазии, то в силу своего промежуточного положения она склонна, с одной стороны, обосновывать свою инертность, принижать свою историческую роль, а с другой стороны, наоборот, преувеличивая свое превосходство, утверждать свое стремление стать выше двух других (классов. Таким образом, интеллигенция, присвоив себе наименование «образованный класс», начинает мнить о себе многое и, сама того не замечая, выдает себя за некую движущую силу в историческом развитии общества.

Разумеется, интеллигенция не является классом, к ней не применима эта научная категория в любом смысле. Даже если взять буржуазное обществоведение с его склонностью поверхностно представлять общественные слои в виде групп, то и группу интеллигенции никак нельзя назвать общественным классом. Итак, с научной точки зрения интеллигенция не является общественным классом, и это ясное положение до сих пор так и не вошло в сознание интеллигентов и теперь не входит. Вот в чем вся суть проблемы.

С точки зрения марксизма, две пары классов — капиталисты и помещики, пролетарии и крестьяне — выступают соответственно двумя общественными классами — эксплуататорами и эксплуатируемыми. В обществе имеется мелкая буржуазия как промежуточная прослойка между этими классами. Но эта мелкобуржуазная прослойка, по утверждению некоторых лиц, не ограничивается только мелкими производителями, а включает в себя всю прослойку между буржуазией и пролетариатом.  Интеллигенция принадлежит к этой мелкобуржуазной, или промежуточной, прослойке.

Разумеется, что социальная прослойка не является общественным классом.

Интеллигенты по своему происхождению принадлежат к различным общественным классам, социальным слоям, в обществе они рассеиваются. Эти рассеянные интеллектуальные элементы именуются собирательным существительным — «интеллигенция». Поэтому интеллигенция выражает собой сборное понятие самых различных элементов. Возникает вопрос: какую группу образованных элементов поставить в центре такого понятия, как интеллигенция? Анализ этого вопроса мы должны провести с позиций общественной науки, а не с точки зрения социологии или же литературизма, феноменологизма. Социальная группа, социальная прослойка, находящаяся в одинаковых семейных, индивидуальных и общественных условиях и обладающая определенным уровнем интеллекта, является интеллигенцией. Конкретный субъект этой социальной прослойки находится прежде всего в среде специалистов производства (специализированная интеллигенция).  Таким образом, наше понятие интеллигенции, включив специалистов производства, последовательно охватывает также и всех ученых, деятелей искусства, политиков, вплоть до всех обученных. С одной стороны, специалисты и ученые сталкиваются с противоречиями производственной техники, выступающими при буржуазном строе одним из последствий капиталистических противоречий Японии; с другой стороны, они, видимо, все больше осознают свои интеллектуальные способности, находясь под воздействием искусственного восхваления нынешней военной промышленности. Эта специализированная интеллигенция имеет свою идеологию, но не обладает возможностями для ее обнародования.

Пассивность или активность специализированной интеллигенции, безусловно, сегодня впервые гарантируются в условиях капитализма. В результате этого сознание такой интеллигенции находит поддержку со стороны буржуазной идеологии. Но вопрос состоит в том, как оторвать от капиталистической системы активность или пассивность интеллигенции в условиях капитализма.

Мы не можем возлагать надежды по построению социализма главным образом на интеллект литераторов и служащих. В этом строительстве активная, действенная роль будет принадлежать специализированной интеллигенции.  В марксистской теории интеллигенции впервые рассматривается подобная сущность пассивности и активности интеллигенции, зависящая от производственной структуры, которая является базисом общества. Эта сущность естественно проявляется в ходе разрешения противоречий в общественной жизни.

В суждениях о современной интеллигенции выявляются два недостатка. Во-первых, интеллигенция не анализируется в ее субъективности, то есть не рассматривается интеллект интеллигенции, и обсуждение проблемы часто уклоняется в сторону — интеллигенция предстает лишь в качестве социального слоя.  Однако на самом деле задача состоит в том, чтобы определить, каким образом современная интеллигенция может применить свой интеллект для того, чтобы выступить в роли прогрессивной силы общества. 

Во-вторых, часто отрывают проблему техники от проблемы интеллекта интеллигенции и исходят из анализа литературной или философской интеллигенции, игнорируя техническую интеллигенцию. Интеллект общественного человека возник из его активной деятельности по отношению к природе и обусловлен этим, следовательно, отрыв интеллекта от процесса производства, от техники и обращение с ним как с независимой сущностью является идеалистическим пониманием интеллекта и игнорированием основного материалистического принципа. 

Интеллект, несомненно, связан с мастерством и выступает одним из умений рабочей силы. Следовательно, проблема интеллекта выдвигается еще и в связи с мастерством рабочей силы, с техникой, и ее не разрешить, если не понять, что такое техника, какова практическая связь между мастерством и техникой. По крайней мере если рассматривать технику как систему средств труда, то проблема интеллекта, следовательно и проблема интеллигенции, будет, безусловно, игнорирована или же извращена. Вот что я решил доказать, давая определение техники в качестве технического уровня общества.  Проблему интеллигенции можно решить, лишь став на позиции материализма.

Следует особо отметить, что диалектический материализм сегодня является самым цельным, последовательным, научным мировоззрением, да и к тому же и наиболее действенной, систематической логикой.  Действительно, нынешний материализм является идеей, которая впервые наилучшим образом обладает коренной особенностью в качестве идеи. Если в наше время не опираться на материализм, то невозможно будет обладать реальной, цельной идеей, научной, критической способностью.  Вместе с тем те, кто сегодня следует материализму, почти все без исключения становятся публицистами, критиками, журналистами, в известной степени энциклопедистами и на этой основе, можно сказать, выступают уже на уровне, не уступающем подлинным идеологам.  Отметим, что материализм по сравнению с другими идеями систематически развивается. Этот материализм следует четко доводить до сознания всех, не игнорируя даже тех, кто придерживается вульгарного здравого смысла, имеющего широкое распространение.

Tags: интеллигенция, классовое сознание, цитаты
Subscribe

  • Западный взгляд на советскую мультипликацию

    ...использование красного цвета вызывает темы покорности и подчинения в советской и постсоветской анимации... Ш. Вайсер "Женщина в красном..." (Это…

  • О фракционности

    Фракционность неизбежна в любом живом движении, следовательно, и в строящей соц-м партии. В СССР (это как бы первый уровень системы соц-ма) она…

  • Эстонский марксизм

    Неожиданно интересная книга Паульман В.Ф._Исповедь ревизиониста из Прибалтики_2010. Написана хорошим языком, легко читается. Автор - эстонец…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments