Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Category:

Японский Лукач (3). Фашизм и массы

СМЫСЛ ПРОГРЕССА И РЕАКЦИИ В НАШЕ ВРЕМЯ



В связи с этим прежде всего следует рассмотреть такое понятие, как масса. Отношение массы к пролетариату нельзя представлять в качестве механического сопоставления вопросов, является ли пролетариат массой или же массой является широкая публика. Правильное решение этих отношений должно быть связано с вопросом организации. Но обычно в здравом смысле как раз недостает понимания таких организационных отношений, ибо масса мыслится просто как собрание множества усредненных личностей.

Социология в современной Японии упорно цепляется прежде всего за обычный здравый смысл публики. При этом понятие массы этой социологии превращается в понятие самой массы, в ее самосознание. Невольно возникает вопрос: не становится ли пролетарская прогрессивность для этой массы в конечном счете массовой прогрессивностью, выступающей в виде повышения благосостояния масс?

Именно теперь прогрессивность мыслится как благосостояние, образно говоря, как некий плюс для так называемой массы, общества, широкой публики. Только то общественное явление, которое представляется «хорошим» для этой массы, и объявляется прогрессивностью общества. Со времени вторжения Японии в Маньчжурию под напором военных сил процветает военная промышленность, растет и заработная плата, даже в деревне становится возможна индустриализация — вот какие общественные явления в настоящее время входят в общественное сознание, опирающееся на так называемый массовый здравый смысл (разумеется, что подобный здравый смысл насаждается буржуазией, всякого рода военными, политиками, журналистами, общественными воспитателями школ). Поэтому влиятельные силы, которые создали подобное современное положение, короче говоря, японский фашизм, и есть якобы те прогрессивные силы, которые по крайней мере разрешат трудности Японии и создадут желаемое ближайшее будущее Японии; вот что якобы и ведет Японию к развитию.



Часто массы рассматривают как большинство народа. Однако если это большинство определяют субъективно, руководствуясь теми или иными вкусами, то мы не получим действительной картины. Лишь экономическое и политическое положение народных масс является критерием отнесения их к большинству народа. Большинством народа являются те, кто в экономическом отношении испытывают абсолютное или относительное обнищание, а в политическом отношении представляют бессильных управляемых, другими словами, большинство народа —это прежде всего пролетарии.

Таким образом, мы здесь имеем два понятия о массах, о большинстве народа. Первое будет типично социологическим понятием, второе, отличное от первого, есть понятие общественной науки. Но и в этом случае не следует забывать о том, что в само слово «массы» вкладывается различное содержание. Так, в обыденном представлении массы выступают в виде толпы, черни. Правда, первоначально слово «толпа» еще не означало большинства народа. Появление слова «толпа» было вызвано представлением о сборище неорганизованных людей, стихийно или искусственно скопленных в определенном месте и в определенное время. При этом такое сборище характеризовалось чрезвычайной неустойчивостью как по своей психологии, так и по своим действиям, оно было готово слепо следовать любому призыву. И если понятие «массы» уподобить такому изображению толпы, то и большинство общества можно свести к неорганизованной толпе.

Особенность толпы, как уже отмечалось, в конечном счете заключается в ее неорганизованности. Однако в такой толпе каждый человек не обладает независимостью, свободой, характерной для активного индивида, он пассивен, что и сказывается в неорганизованности толпы. Последнее понятие противопоставляется понятию своеобразного аристократического мудреца. Аристократы также бывают разные: аристократы, связанные с политической олигархией, аристократы по своему классовому происхождению и, наконец, аристократы по своим вкусам. Последние представляют аристократизм духа, поскольку они высоко ценят все выдающееся в мастерстве и духовной силе.

Этот духовный аристократизм и выступает в виде литературного и морального аристократизма. В древности это было представлено этикой школы стоиков, позднее —философией Шопенгауэра и Ницше и, наконец, произведениями, описывающими различного рода эгоизм и эготизм. (Если взять литературные образы Нового времени, то это Базаров Тургенева, Жюльен Соре ль Стендаля.) Между тем этот либеральный и этический — словом, духовный — аристократизм, представляющий форму воззрения на массы как на плебеев, действительно вскоре становится духовным источником, породившим все экономические, политические, социальные и культурные понятия, которые рассматривают массу как неорганизованную толпу.



В настоящее время больше всего внимания уделяется таким понятиям, как «избранник» (элита) и «вождь» (дуче). С одной стороны, элита и дуче являются духовными аристократами, но вместе с этим одновременно они культурные, социальные, политические и экономические аристократы. Это составляет основной принцип философии фашизма. И этот принцип весьма лаконичен: Муссолини — «глава партии», Гитлер — «вождь». (Вообще в философии фашизма типичные существительные могут превращаться в самостоятельные принципы, что практикуется и в японизме.) При фашизме подобный фашистский верховный аристократ, обладая инициативностью человека исключительных личных качеств, все же не пользуется авторитетом всеведущего и всемогущего, поскольку он еще не облачен всеми атрибутами мистического обожествления. (Царь монархической России, да и папа римский тоже обладали активностью личной воли, но все-таки не располагали священным всеведением и всемогуществом.)

Разумеется, вождь — это руководитель масс. Поэтому массы якобы впервые получают от этого верховного аристократа порядок и организацию. В таком случае это может выглядеть так, что сам вождь близок массам, сливается с массами. Но если фашизм мог бы обладать опорой в массах или же мог бы обладать возможностью организации масс, то только это отделило бы фашизм от политики абсолютного насилия. Все это основывается на определенной иллюзии. Понятие «руководитель» якобы противоположно понятию «неорганизованная масса». Массы-де сами по себе не обладают организацией, какую бы стихийную, организационную деятельность они ни осуществляли, этот самопроизвол нельзя признать за подлинную организацию.

Таким образом, фашистское понятие масс, противопоставленных вождю и избраннику, является той современной формой, которая больше всего работает сегодня в одной упряжке с упомянутым выше социологическим понятием массы. И то, что не признается способностью самих масс к организованности, и есть особенность фашистского понятия масс. В связи с этим утверждается, что массы сами не признают в самих себе рациональности.

Философские идеи Англии Нового времени развивались на основе разума человека. Вскоре это становится философским принципом либерализма и демократии Нового времени. Нельзя отрицать и того, что призывы крупной буржуазии Франции относительно свободы, равенства и т. п. имели своим источником этот разум. И когда разум был принят в качестве принципа, то это означало, что каждый индивид из массы мог выражать и обсуждать свободно свои проекты и воззрения. Таким образом, становилось возможным выявление общественного мнения. И здесь массы на первый взгляд избавляются от своей неорганизованности, по меньшей мере приобретают своеобразную рациональность и организованность.

И тем не менее здесь по-прежнему понятие массы основано лишь на принципе множества. Ибо при голосовании каждый человек обладает одним голосом и масса представляется просто в качестве суммы поданных голосов. Массы, как и ранее, выступают только множеством, что приводит к простой механической рациональности, представляющей лишь весьма бедную организацию.

Конечно, этот механический, численный результат как при ограниченных, так и при всеобщих выборах использовался соответствующим образом.

То, что массы изображаются лишь в качестве неорганизованной толпы, есть лишь завуалированная демагогия. Дело здесь не в недостатке просвещения масс, как пытаются нас уверить, а в интересах тех, кто отстаивает тезис о неорганизованности масс.

Лишь повседневные реальные интересы массы рано или поздно, но с течением времени приведут к подлинному формированию активных масс, и это произойдет не в результате прогресса просвещения масс, как это обычно представляют либералы, а в результате реальных изменений в самой жизни масс.



Хотя организованная часть масс весьма небольшая, но в том случае, когда развитие этой организованности идет согласно принятому прогрессивному курсу, именно здесь лежит путь к массам, здесь появляется популярность в массах. То, что сознательное меньшинство может обладать популярностью в массах, содержится в этой структуре масс. Само собой разумеется, что здесь имеется коренное отличие от фашистского меньшинства (вожди и т. п.). Так, например, несмотря на то что фашистская партия в Италии постепенно складывалась из многочисленных провинциальных организаций, как только установилась политическая власть фашизма, сразу же были приняты меры чрезвычайных ограничений для организаций пролетарского угнетенного большинства.


Субъектами упомянутого ранее конституционного фашизма являются буржуазные и помещичьи политические партии. Вообще-то фашизм — это выражение закономерной социально-политической системы монополистического, финансового капитала и на практике представляет интересы крупной буржуазии (и самых крупных помещиков). Но своеобразие фашизма заключается именно в том, что, помимо реальной базы в лице упомянутых классов, он обладает еще идейной опорой среди другого социального слоя. Здесь фашизм выступает уже выразителем интересов средних слоев общества, причем сами эти средние слои в этом нисколько не сомневаются, отсюда и их преклонение перед фашистской партией.

+++
О служащих
Вышедшие из буржуазных кругов, из среды их рекрутируемые, они сначала целиком живут своей старой идеологией. Это—сферы, в которых страх перед тем, как бы не опуститься до пролетарского положения, делает живучим только одно стремление: чтобы их не считали пролетариями. Это в то же время—сферы, где ненависть к пролетариту всего интенсивнее, отвращение к пролетарским средствам борьбы— наибольшее. Торговый служащий чувствует себя оскорбленным, если его назовут рабочим; напротив, тайный советник, иногда еще руководитель картеля, горячо рекламирует себя, как рабочего. Конечно, при этом один страшится приниженного общественного положения, а для другого важна этическая оценка труда. Но, как бы то ни было, эта идеология пока что отдаляет служащих от пролетарских воззрений. С другой стороны, развитие акционерных обществ, и опять-таки картелей и трестов в особенности, знаменует чрезвычайное ускорение темпа капиталистического развития. Быстрое развитие крупных банков, расширение производства посредством экспорта капитала, завоевание новых рынков,—все это открывает перед всевозможными служащими новые и новые арены для деятельности. Все еще отрезанные от пролетарской борьбы, они возлагают все свои надежды на расширение сфер деятельности капитала.
Более образованные, чем среднее сословие ранее описанного рода, они лишь легче захватываются идеологией империализма. Заинтересованные в расширении капитала, они становятся рабами своей идеологии. Социализм еще далек от них идеологически, а реально представляется слишком опасным. Империалистическая же идеология, кажется им, даст выход и открывает заманчивые перспективы карьеры и повышения оклада. Социально слабый, этот слой служащих, при своих связях со сферами мелкого капитала, при относительной доступности для его общественной деятельности, оказывает значительное влияние на образование общественного мнения. Это—подписчики специфически империалистских органов, приверженцы расовой теории,—которая для них представляет иногда орудие конкуренции,—читатели военных романов, почитатели колониальных героев, агитаторы и голосующее стадо финансового капитала.
(Р. Гильфердинг «Финансовый капитал»). (Гл. 23-я).
Tags: классовое сознание, фашизм, цитаты
Subscribe

  • Западный взгляд на советскую мультипликацию

    ...использование красного цвета вызывает темы покорности и подчинения в советской и постсоветской анимации... Ш. Вайсер "Женщина в красном..." (Это…

  • О фракционности

    Фракционность неизбежна в любом живом движении, следовательно, и в строящей соц-м партии. В СССР (это как бы первый уровень системы соц-ма) она…

  • Эстонский марксизм

    Неожиданно интересная книга Паульман В.Ф._Исповедь ревизиониста из Прибалтики_2010. Написана хорошим языком, легко читается. Автор - эстонец…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment