Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Либерализм VS госкапитализм слаборазвитых стран

[Видно, что РФ на данный момент повторила путь стран Латинской Америки, за исключением отсутствия у нее госдолга (но при росте корпоративного). И это при наличии огромных поступлений нефтедолларов.]

ВОСПРОИЗВОДСТВО ДОЛГОВОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РАЗВИВАЮЩИХСЯ CTPAHAX ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

Развивающиеся страны Латинской Америки в 70-х начале 80-х годах активно приступили к осуществлению долгосрочных экономических программ, направленных на структурную перестройку национальных хозяйств с целью покончить с инфляцией, серьезно повысить эффективность национального производства и занять подобающее место в системе мирового капиталистического хозяйства. Модели экономического развития, использовавшиеся в указанный период ведущими странами Латинской Америки, в той или иной степени, несмотря на провозглашаемые националистические лозунги, были навязаны извне. Приведение в действие этих моделей развития являлось частью глобальной стратегии империализма по включению развивающихся стран в систему мирового ГMK. Цель концепций капиталистической модернизации состояла в том, чтобы подтянуть отстающий периферийный капитализм в развивающихся странах до уровня потребностей развития и сохранения мирового капитализма в целом. Во-первых, резко снижались доля и значение государства и государственного сектора хозяйства. Государственные предприятия передавались частному капиталу (национальному и иностранному), так как считалось, что этот сектор экономики наиболее динамичный фактор развития. Во-вторых, проводилась либерализация экономики: национальная экономика открывалась мировому рынку; осуществлялись значительное снижение тарифов и отмена многих нетарифных ограничений; контроль за движением иностранного капитала почти полностью устранялся; создавался внутренний рынок частных капиталов; государственные предприятия переводились на самофинансирование и были вынуждены брать займы на частном рынке капиталов; процентная ставка освобождалась из-под контроля и колебалась в соответствии с рыночными условиями. В-третьих, экономическое развитие ориентировалось главным образом не на внутренний, а на внешний рынок путем всемерного развития конкурентоспособных экспортных отраслей.

Осуществление долгосрочных программ регулирования экономики в странах Латинской Америки в 70-80-х годах породило ряд механизмов, стимулировавших приток иностранного заемного капитала и соответственно рост внешнего долга.

Так, одним из основных средств борьбы с инфляцией в следующих монетаристским рецептам странах был контроль за ростом денежной массы путем введения жестких кредитно-денежных ограничений, включающих значительное сокращение квот банкам на предоставление займов и существенное повышение уровня обязательных банковских резервов. Таким образом, возможности и так слабо развитого внутреннего рынка капиталов еще более сужались, вынуждая местных предпринимателей обращаться в поисках средств к иностранным кредиторам.

В рамках долгосрочных программ значительную роль играла либерализация внешней торговли и движения капиталов в качестве как самостоятельной политики, так и инструментов антиинфляционного регулирования. Главной целью торговой либерализации в развивающихся странах являлась корректировка процесса импортозамещающей индустриализации с тем, чтобы устранить возникшие искажения, улучшить размещение ресурсов и вызвать дальнейший экономический. рост. Одновременно ожидалось, что ликвидация излишних тарифных и нетарифных барьеров и стимулирование торговых потоков увеличат долю товаров, подвергающихся внешней конкуренции, и усилят связь товарных рынков; тем самым давление платежеспособного спроса будет иметь меньшее влияние на внутреннюю инфляцию. В дополнение к этому эффекту, усиливающему степень товарного арбитража, снижение уровня тарифов дает прямой антиинфляционный эффект от возможного понижения цен товаров внешнеторгового сектора. [Это вроде вступления в ВТО]

В Чили с начала 1974 г.[т.е. приходом Пиночета] по июнь 1979 г. средняя номинальная тарифная ставка упала с 94 до 10%, став единой для всех видов импортируемой продукции, за исключением автомобилестроения. Аргентина провела выборочное сокращение тарифов на промышленный импорт. Больше всех оказались затронуты отрасли, производящие электронику, текстиль и одежду. …

В условиях высокой доли товаров (более 50%) этих стран, участвующих в международной конкуренции, понижение тарифных ставок безусловно способствовало замедлению темпов роста цен. Например, в Чили темпы инфляции упали с 375,9 % в 1974 г. до 38,9% в 1979г…

Однако проводимая во многих странах Латинской Америки либерализация внешней торговли оказала серьезное влияние не только на абсолютные темпы инфляции во второй половине 70-х – начале 80-х годов, но привела к заметным изменениям и в относительных ценах, являющимся показателем необходимости перелива капиталов в отрасли с более высоким уровнем цен. Так, по данным на конец 1979г. в Аргентине рост цен на продукцию отраслей со сниженными тарифами опержал рост цен на товары, по-прежнему защищенные чрезмерным протекционизмом, на 30 %.

Капиталисты, на продукцию которых относительные цены повышаются, обычно стремятся расширить производство за счет как собственных средств, так и займов. Но в условиях высокой внутренней процентной ставки, естественно, предпочтение отдается международным рынкам капиталов. В случае падения относительных цен предприниматели не всегда сразу сворачивают производство и переводят средства в более прибыльные сферы приложения капитала. Как правило, они пытаются получить крупные кредиты банков, чтобы преодолеть временные, с их точки зрения, затруднения. С 1978 по 1982 г. соотношение темпов роста цен на продукцию внутреннего производства и цен на аналогичную импортную продукцию (относительные цены) изменилось в Аргентине, Чтили, Уругвае, Колумбии и Мексике в пользу товаров внутреннего производства, особенно отраслей обрабатывающей промышленности. …

В силу специфики внутренних рынков указанных стран, обусловленной их размером и организацией, крупные промышленные капиталисты, частично сократив производство, стали импортерами таких же товаров, перепродавая их на местном рынке по более высоким ценам и сохраняя тем самым контроль над сферой приложения капитала. Особенно этно было характерно для Аргентины и Чили. … Основным источником средств для импорта были легкодоступные иностранные кредиты. Мало сомнений, что все это, наряду с повышением международной процентной ставки, являлось важным фактором роста внешнего долга этих стран в указанный период.

Предполагалось, что в результате либерализации движения капиталов, или финансовой либерализации, снизятся внутренние процентные ставки до уровня внешних международных процентных ставок. Но в условиях сильнейшей инфляции латиноамериканских стран отмена контроля над внутренними процентными ставками привела к резкому повышению уровня и номинальной, и реальной процентной ставки. Например, в Чили а период с 1976 по 1981 г. номинальная процентная ставка, измеренная на долларовой основе, не опускалась ниже 40,5%, достигнув в 1976 г. уровня 118,5% тогда как международная процентная ставка (ЛИБОР) колебалась в этот период в пределах от 6,1% в 1976г. до 16,6% в 1981г. Такой огромный разрыв между уровнями внутренней и международной процентных ставок не вызывает сомнений в большей выгодности получения иностранных кредитов из-за их относительной дешевизны. Аналогичная ситуация с внутренними процентными ставками сложилась во второ половине 70-х начале 80-х годов. в Аргентине, Бразилии и Мексике. [А сейчас и в РФ.]

Использование валютного курса в качестве антиинфляционного инструмента также способствовало увеличению внешнего долга латиноамериканских стран. Длительное фиксирование валютного курса или объявление заранее установленного пути его изменения в условиях высоких темпов инфляции и существенной по величине внутренней процентной ставки приводит к ситуации, когда заемщику при выплате долга и процентов по нему требуется меньше реальных средств, чем он получил. Кроме того, завышение номинального валютного курса имеет такое же (и даже большее) воздействие на абсолютные и относительные цены, что и понижение уровня тарифов в рамках либерализации внешней торговли.

С 1971 по 1982 г. номинальные валютные курсы национальных денежных единиц были завышены в Аргентине, Колумбии, Чили, Мексике, Уругвае и Венесуэле на 10 – 30%, что в условиях высокой инфляции и высоких неустойчивых процентных ставок составляло благоприятную основу для финансовых спекуляций и утечки капитала. По некоторым данным спекуляция на разнице реальной процентной ставки и завышенности аргентинского песо обошлась в 1979 ? 1981 гг. Аргентине в 50 млрд. долл. прямых потерь через утечку капитала. C 1978 по 1984 г. утечка частного национального капитала из Венесуэлы достигла 35 млрд долл., причем около 1/3 этой суммы пришлось на несколько месяцев конца 1982г. и начала 1983г. Эти суммы полностью совпадают с величиной современного внешнего долга указанных стран.

В 1985 г. только идентифицированные частные латиноамериканские вклады в иностранных банках насчитывали 54,6 млрд долл… Таким образом, во внешней задолженности проявляется общность коренных интересов международных финансово-монополистических групп и национальной олигархии развивающихся стран. Система капиталистических отношений привела к тому, что иностранные кредиты стали источником, а экономически необходимое национальное хозяйственное регулирование, в частности антиинфляционная политика, инструментом наживы.

Можно утверждать, что использование антиинфляционной политики, основанной на монетаристской концепции инфляции, в странах Латинской Америки являлось серьезным стимулятором роста внешнего долга и, следовательно, создания нового мощного рычага империалистического давления на латиноамериканские страны.

С накоплением внешней задолженности взаимосвязь национального регулирования и внешнего долга приобрела в развивающихся странах качественно новый характер. Кредиторы теряют доверие к платежеспособности стран-должников и со времени долгового кризиса 1982г. приток капиталов в страны Латинской Америки резко сокращается. С 37,7 млрд долл. в 1981 г приток капитала упал до 2,4 млрд долл. в 1985 г. (1986 г. 8,6 млрд долл.), тогда как чистый отток капитала в этот период составил 101,8 млрд долл. Во внутреннем экономическом регулировании происходит смена приоритетов. Важнейшей целью внутриэкономической политики становится обеспечение выплаты процентов и амортизации основной суммы внешнего долга. При ограниченном внешнем притоке капиталов выплачивать проценты можно только за счет активного сальдо торгового баланса. Поэтому развивающиеся страны Латинской Америки с середины 80-х годов значительно активизировали свое экспортное производство. ..
.
Начиная с 1983 г. все ведущие страны Латинской Америки добились и сохраняют активное сальдо торгового баланса. Однако для погашения внешней задолженности государство должно прежде всего стимулировать перевод экспортных валютных поступлений в национальные банки. Но имеющиеся в руках государства инструменты регулирования в современных социально-экономических и политических условиях латиноамериканских стран крайне ограничены и противоречивы по своему действию. Для привлечения экспортных валютных поступлений в национальные банки необходимо значительное повышение процентных ставок по вкладам в национальной валюте. Массовая скупка иностранной валюты понижает валютный курс национальных денежных единиц, что способствует расширению экспортного производства и усиливает инфляцию. Для противодействия этой тенденции опять-таки необходимо повышение процентных ставок. Эти меры в инфляционной обстановке Латинской Америки ведут к беспрецедентному росту ссудного процента. …

Такие процентные ставки, становящиеся то положительными, то отрицательными, тормозят инвестиции, увеличивают внутреннюю задолженность предприятий, формируют обстановку экономической неопределенности и нестабильности и замедляют рост производигельности труда. В итоге конкурентоспособность национального производства ухудшается, сдерживается развитие экспорта и исчезают средства для выплаты процентов по внешнему долгу.

Однако кредитно-денежная политика может способствовать лишь переводу иностранной валюты в национальные банки. В странах Латинской Америки 76 % внешней задолженности приходится на внешний государственный долг. Следовательно, государство стремится выкупить иностранную валюту у частных лиц и сосредоточить ее в своем распоряжении.

В условиях хронических бюджетных дефицитов средства для выкупа иностранной валюты могут быть получены только за счет дополнительных внутренних государственных займов. … Через дефициты государственного бюджета внешний долг способствует разбуханию внутреннего государственно о долга. Бюджетные дефициты и кумулятивный рост внутреннего государственного долга еще больше усиливают инфляцию … и рост процентных ставок, создается обстановка экономического хаоса и неуправляемости. Сократить бюджетные дефициты можно только за счет государственных инвестиций и социальных программ, так как налоговая база развивающихся странах крайне ограничена. Но такие сокращения чреваты обострением социально-политической напряженности и стагнацией производства. В итоге и бюджетная, и кредитно-денежная политика государства оказываются парализованными.

Как отмечалось, к важнейшим инструментам внутриэкономической политики государства в странах региона относится и регулирование валютного курса с целью воздействия на различные экономические параметры. Классическое средство стимулирования экспорта и ограничения импорта – заниженный валютный курс. С 1982 по 1986г. Аргентина постепенно занизила валютный курс своей национальной денежной единицы на 300 %, Бразилия на 70, Мексика на 25. Но занижение номинального валютного курса повышает бремя задолженности, выраженной в национальных денежных единицах, в реальных материальных ценностях. Следовательно, это достаточно жесткий путь увеличения поступления иностранной валюты.

Для стимулирования экспорта можно использовать субсидии, но средства для них опять же можно получить только благодаря расширению бюджетного дефицита.

Для обеспечения выплат по внешнему долгу применяются и административные методы регулирования экономики, в частности ограничение импорта (запреты, импортные квоты, таможенные пошлины и т. п.). Действительно, административные ограничения и валютная политика заметно сократили объемы импорта ряда развивающихся стран. … Именно понижение импорта способствовало стабилизации платежного баланса латиноамериканских стран в середине 80-х годов. Но сокращение импорта имеет оборотную сторону, как и другие виды ограничительного регулирования. Уменьшаются закупки современного оборудования, зарубежных комплектующих изделий, сырья. В результате замедляются темпы технического прогресса в данной стране, возрастают внутренние издержки производства из-за неполного использования производственных мощностей. Конкурентоспособность экспорта падает, а внешняя задолженность нарастает.

Таким образом, внешняя задолженность практически парализует самостоятельное национальное внутриэкономическое регулирование в развивающихся странах. Национальная ограничительная кредитно-денежная, бюджетная, административная
политика может лишь временно увеличить выплаты по внешнему долгу. Обратная сторона этих мер – деградация национальной экономики, уменьшение экспортных поступлений и увеличение бремени задолженности.

Фактически речь идет о специально созданном механизме финансовой зависимости, используемом для установления контроля над экономическим развитием и политическим курсом развивающихся стран.

Долги и кредиты в современной капиталистической экономике/ Под ред.- Н. В. Раскова, Пашкуса, И. K. Ключникова. 1989.
http://powder-magazine.ucoz.net/load/knigi_i_stati/ehkonomika_politehk/dolgi_i_kredity_v_sovremennoj_kapitalisticheskoj_ehkonomike/4-1-0-141
Tags: экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments