Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

3. О производительных видах труда и работниках

Производительный труд воспроизводит основное производственное отношение данной формации, т.е. ее отношение собственности, т.е. он должен быть непосредственно задействован в процессе накопления этой собственности у господствующего класса. Но интереснее вопрос, какой труд является при этом непроизводительным, и какова доля непроизводительных работников в обществе.

Понятно, что при рабовладении производительны только рабы. Но по понятным причинам доля рабов не может в норме превышать долю свободных, а в некоторых обществах доля рабов вообще незначительна. Это указывает всего лишь на низкую норму накопления в таких обществах (а для этой формации она вообще низка), а вовсе не на иную формационную его принадлежность.

Чем же занята при рабовладении масса свободного населения? Здесь не приходится говорить об имущественном накоплении, наоборот, необоримой тенденцией является постепенное обнищание этой массы. Но эта масса воспроизводит сама себя, причем весьма успешно и во всё возрастающем масштабе, даже несмотря на периодические социальные и природные катаклизмы. Ее цель, задача и смысл существования в том, чтобы заполонить собой всю доступную территорию. И пока плотность населения низка, эта цель будет успешно конкурировать с целями производительного накопления. Пока она не будет достигнута, невозможен будет и переход к следующей формации.

В предыдущую эпоху, при первобытнообщинном строе, эта цель вообще была единственной, пока не было существенной собственности и возможностей для накопления имущества, тогда все работники были непроизводительны, или не было производительных работников.

Самой высокой доля рабов была в обществах с государственным рабовладением. Показательно, что за исключением Спарты, это общества (некоторые древние речные цивилизации) с наивысшей для той эпохи плотность населения. Эти обстоятельства (форма организации правящего класса, плотность населения, природные условия) позволяли достигать наивысшей для рабовладения нормы накопления. Но эта форма была неустойчива и вовсе не прогрессивна, после достижения потолка происходил неизбежный откат, часто кризис, падание династии. Наоборот, скачок в производительности труда на уровне индивидуального производителя (напр., в Египте) происходит именно в эпохи политического упадка и раздробленности. Падение Рима, столь драматизируемое европоцентристами, всего лишь стоит в ряду подобных же падений.


Для феодализма производительным является только земледельческий труд, приносящий ренту для светских и церковных феодалов (десятину). Поэтому феодал как правило враждебен вольным городам. Труд ремесленников, производящий для внутреннего потребления в городе, в этом смысле совершенно непроизводителен.

Для феодальной собственности возможны разные способы накопления:
расширение господства на новые территории, заселенные крестьянами; освоение новых территорий (пустошей); самостоятельное освоение новых территорий зависимыми крестьянами; увеличение доли прибавочного продукта, т.е. интенсивности эксплуатации.

Предел такому накоплению положен естественными, природными условиями. Сталкиваясь с ним, феодализм переживает первый кризис, который в дальнейшем может многократно повторяться, сопровождаясь крестьянскими восстаниями. Дальнейшее накопление возможно только в городах, и оно закономерно происходит, т.к. феодалы нуждаются в предметах роскоши, комфорта, вооружении, а всё это продукция городской промышленности и торговли, а не натурального пр-ва. Это постепенное накопление в конце концов и становится основой первоначального накопления капитала.

О росте соседской сельской общины см. Ковалевский М.М. Очерки происхождения и развития семьи и собственности. 1939. л.13

РИЧАРД ДЖОНС. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ. (Перевод с английского) 1937

Вольней (Volney) точно описывает результат такого положения дел в Сирии и Египте. «Абсолютная власть султана над землей, повидимому, только усиливает угнетение со стороны его чиновников. Сын никогда не уверен, что он наследует своему отцу, и крестьяне часто в отчаянии уходят с Земли, которая перестала давать нм уверенность даже в простом существовании. Незаконные поборы, не уменьшающиеся в количестве, требуются и, насколько возможно, вымогаются из тех, кто остается. Численность населения падает, пустыня расширяется, разорение становится постоянным».
...
При чисто деспотических правительствах всякая собственность, бросающаяся в глаза, всегда необеспечена и поэтому редко существует...
Но чтобы улучшить свое положение при помощи накопления, те, кто накопляют, должны быть не только уверены в том, что их имущество не будет неправомерно отнято у них, но должны также иметь возможность так использовать его, чтобы повысить свое благосостояние, и чем вернее и шире эта перспектива, тем больше, разумеется, ее стимулирующее значение.
Если налицо имеются безопасность и средства для выгодного применения сбережений, то нет такого ничтожного дохода, который не мог бы в большей или меньшей мере способствовать росту массы национального капитала. Сберегательные кассы, учрежденные в Европе, в достаточной степени доказывают это. Но имеются и другие, более разительные доказательства. Крепостные русских дворян с тех пор, как у них появилась перспектива превратиться в государственных крестьян и освободиться от принудительного труда, в ряде случаев стали сберегать достаточно много для того, чтобы выкупить для себя и своих семей не только свои наделы, но также и наиболее ценную часть инвентаря. Даже черные рабы на тех островах Вест-Индии, на которых им было разрешено выкупать свою свободу, при помощи сбережений из своего peculium’a показали, что даже самые скромные доходы могут под влиянием такой перспективы содействовать росту капитала страны в такой степени, которая не заслуживает пренебрежения.


//Государственное "накопление" при феодализме

...там, где во всяком случае значительные массы богатства превращены в здания и машины, рабочие, окажутся привязанными к местности.
Но положение становится иным, когда рабочие, зависят исключительно и непосредственно от получения некоторой части доходов тех лиц, которые потребляют производимые этими ремесленниками продукты.
Такого рода ремесленники должны стараться прилепиться к своим заказчикам. Они не прикреплены к определенному месту из-за потребности в основном капитале.
Если заказчик меняет свое местопребывание надолго — больше того — даже на совсем короткое время — то эти работники должны следовать за ним или же они погибнут от голода.
Эти обстоятельства приводят к чрезвычайно поразительным явлениям, характеризующим быт и историю азиатского общества.
Великий Ауренгзеб время от времени совершал поездки в Кашмир; и Бернье, в качестве очевидца, рассказывает о густой толпе ремесленников, покидавших Дели вслед за монархом и его свитой (Omrahs), так как при отсутствии этих людей в столице работники должны были бы погибнуть от голода. Он пытается вычислить количество людей, которые следовали за монархом: «Я не могу сказать ничего достоверного, кроме того, что это было удивительное, почти невероятное количество народа. Но далее вы должны вспомнить, что весь Дели, этот столичный город, отправляется в поход; ибо население, кормящееся всецело от двора и армии, как я уже сказал в другом месте, вынуждено следовать за ними, особенно в таких случаях, когда путешествие оказывается таким продолжительным (например, в Кашмир), или же народ должен погибнуть от голода». Он описывает весьма живо выступавшие перед его глазами бедность, нищету и отсутствие каких бы то ни было ресурсов и обеспеченности у этого класса ремесленников, что вполне достаточно свидетельствует об отсутствии капитала или капиталистов, которые разделили бы риск этих производителей.
...Слуги роскоши... численностью в десять раз превосходили число бойцов, а вся масса в целом значительно превышала миллион.
...От Самарканда к югу до Беджпура и Серингопатама мы можем встретить развалины исчезнувших столиц, которые были оставлены внезапно своим населением тотчас же, как появились новые центры распределения царских доходов, т. е. всего излишка от доходов земли.


// Немного отступления по теме нац. психологии.

Единообразие политической системы, принятой ими, является поразительной особенностью; она еще более удивляет по контрасту со свободными конституциями, установленными германскими ордами, которые в западной части старого света завладели странами, более богатыми и цивилизованными, чем их собственные. Можно было думать, что источник этого различия может быть обнаружен в прежних обычаях татар, как пастушеских племен. Но германцы также были пастушескими племенами, так что причина указанного различия в установлениях имеет какой-либо другой источник. Быть может, ее можно найти в значительной мере в различном характере первоначальных мест жительства этих народов. Среди крепостей и болот своих родных лесов германец в мирное время находился в относительной безопасности. Его привычка к военной дисциплине, мы знаем, смягчалась, и он наслаждался той примитивной и беспечной свободой, от которой воинственный варвар никогда не отказывался без крайней необходимости. Некоторые племена афганцев показывают замечательные примеры различной степени подчинения власти, проявляемой пастушескими народами под влиянием преобладания чувства безопасности или опасности. Они только медленно и частично отказываются от своих кочевых привычек: часть года они живут на месте, в стране, где они чувствуют себя в безопасности; в остальное время года они кочуют на отдаленных пастбищах. В безопасное и спокойное время их установления так же свободны, как у древних германцев, и во многих отношениях напоминают германские с замечательной точностью. Когда они начинают кочевать, то, чувствуя приближение опасности и необходимость объединенных усилий, они сразу переходят к деспотической форме правления: хан, власть которого в период оседлости и безопасности не признается, сразу облекается высшей властью. И такими беспомощными чувствуют они себя без него, что, если из личных соображений он желает остаться при дворе или отправиться куда- либо в другое место, то их шумные протесты заставляют его принять над ними командование и стать во главе их.

//Накопление при рабовладении
Причины, вызвавшие появление издольщиков в Италии, были совершенно подобны тем, какие послужили толчком к появлению их в Греции. Римляне начали с того, что выполняли земледельческий труд вместе со своими рабами. Когда расширились их владения, владельцы земли стали надзирателями за работой, в которой они раньше принимали участие сами. На этой стадии искусство земледелия было глубоко изучено в Риме (как это было и в Греции на такой же стадии развития) классом людей, хорошо подготовленных к тому, чтобы вести его к совершенству.
...
По мере того, как империя становилась больше, величина поместий возрастала. Когда же они оказались разбросанными по провинциям, протянувшимся от Британии и Испании до Малой Азии и Сирии, то надзор за земледельческими работами, происходящими на таком большом пространстве, стал затруднителен и неэффективен, и даже должное обучение villici, или управляющих, было прекращено, и земли были до некоторой степени оставлены на благоусмотрение низшего класса-рабов. Непосредственным последствием этого был такой недостаток продуктов, который заставил предположить существование какой-то странной и неизвестной причины уменьшения плодородия самой земли. Даже среди самых выдающихся римлян одни говорили о длительном неблагополучии времен года, другие склонялись к суеверному взгляду, что мир становится стар и силы его приходят в упадок, что роскошные урожаи, собираемые их праотцами, были продуктом юности мира, и что бесплодие, последовавшее затем, является симптомом его дряхлости. Колумелла яснее видел истинную причину падения урожаев; он описывал в часто цитируемом отрывке небрежное отношение к своим обязанностям рабов в тех отдаленных фермах, владельцам которых нелегко было часто посещать их. И хотя сам он был негодующим защитником большего распространения практики сельского хозяйства, как наиболее щедрого и полезного из искусств, он заключает рекомендацией, чтобы все такие имения были сданы в аренду.
Класс арендаторов в Италии и провинциях постепенно разрастался. Существовали разные типы арендаторов, но колоны или медитарии (medietarii), издольщики, очевидно, всегда были наиболее приняты, и условия, на которых они пользовались землей, признавались наиболее справедливыми и целесообразными.

Мосяков Д.В. История Камбоджи. XX век. — М., 2010
После перехода под французское начало фискальная система в стране претерпела коренные изменения. Вместо бесчисленных тра диционных налогов и поборов все граждане камбоджи, за исключе нием членов королевской семьи, священнослужителей и верхушки административного аппарата, должны были платить два вида налогов: подушный и земельный.
...еще одной формой налога стал в камбодже и так называемый откуп от призыва на королевские общественные работы. крестьяне ежегодно должны были 90 дней в году участвовать в этих работах, занимаясь главным образом ремонтом дорог, дамб, рытьем ороситель ных каналов, выполняя разного рода поручения местных чиновников. Французская администрация освободила население от этой феодаль ной повинности, обязав выплачивать соответствующую сумму, которая прибавлялась к подушному налогу.
...до 1901 г. взимание налогов с крестьян оставалось делом чиновников королевской администрации. По свидетельству многих авторов , это открывало широкие возможности для традиционного произвола.
...
французы никак не могли принять систему двойной собственности, когда верховным владетелем всех земель в стране оставался король, который как бы передавал свои земли в пользование подданным. Эта норма мешала появлению частновладельческих хозяйств, делала права собственности на землю неопределенными, что препятствовало вложениям французов в сферу аграрного производства.
...
Частная собственность на землю закреплялась на основании введенного королевским указом от 25 апреля 1902 г. земельного кадастра. В каждой деревне должны были «вывесить списки владельцев земли с указанием ее количества».
...При этом в кхмерской деревне продолжали сохраняться нормы землепользования и землевладения, основанные на традиционном праве. и без официального кадастра повсеместно признавалось, что до тех пор, пока крестьянин обрабатывает свой участок земли, никто отобрать у него землю не может. неукоснительное выпол нение этого неписаного закона практически гарантировало крестьянам право обладания обрабатываемым участком. ...Право собственности на землю возникало не после официальной регистрации в земельном кадастре, а благодаря покупке, наследованию или вследствие обработки незанятой земли в течение пяти лет.

//Итак, верховная собственность царя на всю землю в странах Азии - формальная фикция. Верховный собственник, не заботясь о кадастре, даже не знал, чем владеет. Эта "собственность" означает отсутствие частной собственности, т.е. практически - произвол феодальной верхушки (формально совпадающей с чиновничеством). Действие таких порядков на производство - самое разрушительное.

И отличие западного феодализма от восточного в этом отношении (феодальной верхушки совпадающей с чиновничеством) не так уж велико.
Блок М. Феодальное общество. - Пер. с фр., 2003.
Надо сказать, что уже во время расцвета Каролингской империи «почестями» охотно называли все бенефиции королевских вассалов, роль которых в государстве была необыкновенно близка к роли настоящих чиновников.
Tags: способ производства, теория накопления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments