Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Category:

6. Предел накопления капитала.

Отношения собственности – это отношения господства и подчинения. Капиталистическая собственность – отношение господства капитала над рабочими. Рабочий постоянно и во всё возрастающем масштабе (при накоплении капитала) воспроизводит не только материальные богатства, но и средства собственного подчинения – именно в виде этих самых богатств.

Первое подразделение промышленности возмещает износ СП и производит дополнительные СП, но не это есть накопление капитала. Второе подразделение производит предметы потребления, но и это еще не накопление капитала. Предметы потребления (рабочий фонд) должны быть потреблены рабочими, причем потреблены производительно, т.е. так, чтобы каждое добавочное потребление на соответствующую стоимость увеличивало количество (в стоимостном выражении) зависящего от капитала труда (производительного, разумеется). Т.о., накопление капитала означает накопление пролетариата.

Для этого есть несколько путей: 1) естественный прирост рабочего класса; 2) разорение в процессе централизации мелких собственников, др. капиталистов, независимых производителей и пролетаризация представителей некапиталистических укладов; 3) то же в колониях; (последние два пункта, видимо, и абсолютизируются Р.Люксембург); 4) вывоз капитала, т.е. захват зарубежной рабочей силы (т.н. инвестиции); 5) повышение уровня производственной культуры (что сказывается на производительности труда), связанное с общим повышением культурности и уровня жизни рабочего класса, т.е. повышение потребительной стоимости (способности производить прибавочную стоимость) рабсилы без увеличения кол-ва рабочих. Это равносильно повышению средней по обществу степени эксплуатации пролетариата, хотя может сопровождаться и некоторым повышением стоимости рабсилы, т.е. оплаты труда. [Внутри этого процесса происходит также и такое встречное движение, как пролетаризация ИТР и пр. специалистов, которые теряют былые привилегии. Это подобно п.2, но затрагивает не мелких собственников и т.п., а такой специфический слой работников, как интеллигенция.]


Промежуточные пределы накопления.

Итак, капитал нужен классу капиталистов не как сумма материальных богатств, а как средство господства, которое увеличивается с ростом переменной части капитала, т.е. подчиненного живого труда. Но отдельному капиталисту нужна только прибыль, которая зависит не от строения капитала, а от его общего размера. Обычное средство увеличения размера капитала – увеличение его постоянной части (вложения в основные фонды, модернизация и т.д.). Т.о., в результате действий множества отдельных капиталистов в среднем по экономике доля переменного капитала относительно постоянного падает. Это называется тенденцией нормы прибыли к понижению и действует как механизм запуска периодических кризисов перепроизводства.

В ходе кризиса множество капиталов уничтожается, рабочая сила дешевеет, прибыльность восстанавливается и начинается очередной подъем.
[Дальнейшее не вполне канонично.]

Не количественный, а качественный рост подчиненного труда (п.5 выше) по понятным причинам идет слишком туго, поэтому капитал всегда предпочитает захват большего кол-ва дешевой рабсилы, чем взращивание дорогой. Школа «мир-системного анализа» называет это «перенакоплением капитала». На самом деле это не проблема перенакопления капитала в странах кап. центра, а проблема недонакопления в странах периферии, национальный капитал которых не в состоянии достичь более высокого темпа накопления, чем транснациональный капитал. Поэтому национальный капитал стран периферии встроен в систему мирового кап-ма в роли нижних этажей его «пищевой пирамиды» (и, разумеется, прикладываются сознательные усилия для удержания его в этом положении). [Случайно или нет, но роль лидера в прогрессивной борьбе с этим несправедливым положением выпала не вполне прогрессивному и в значительной степени компрадорскому (какое противоречие!) режиму г-на Путина, поэтому для некоторых он такое «лололо».]


Абсолютный предел накопления.

По каждому перечисленному выше пункту понятны пределы накопления. Капиталистическое хоз-во стало глобальным, прирост населения подходит к естественным пределам, практически все работоспособные в мировом масштабе уже обращены в пролетариев, потолок производительного потребления (п.5) местами даже превышен. Капитализм подошел к завершению своей исторической миссии, дальнейшее накопление становится всё более затруднено, следовательно ему придется существовать в целом в режиме простого воспроизводства, когда накопление отдельных капиталистов будет происходить только за счёт др. капиталистов. Но движение не может просто остановиться, следовательно развитие сменится деградацией, что уже и происходит.


Абсолютное обнищание.

Абсолютное обнищание пролетариата обычно понимается неверно – как равномерное и последовательное обнищание каждого (или хотя бы большинства), что очевидно не наблюдается в действительности. Логика Маркса такова: с накоплением капитала количественно растет пролетариат, но также в возрастающем размере производится и относительное перенаселение, что означает рост как абсолютного размера, так и относительной доли в пролетариате пауперов (хронических безработных, люмпенов и пр.). В то время, как верхние и средние слои рабочего класса сохраняют, а временами (в странах кап. центра) даже увеличивают своё благосостояние, угрожающее накопление пауперов означает обнищание рабочего класса в целом. Более того, в материальном отношении состояние пауперов может тоже улучшаться (бездомные, напр., могут пользоваться таким недавним предметом роскоши как сотовый телефон, переходящий затем в смартфон и т.д.), в некоторых государствах они могут годами жить на пособия, что никак не меняет их социального состояния, разрушительного по своей сути для личности и всего общества (на что не устают указывать такие буржуазные публицисты как Ю.Латынина, считающая, что борется при этом с социализмом). Это – разложение и загнивание рабочей силы, что является лишь стороной всеобщего загнивания.

Теперь же, когда капитализм становится глобальным, глобальным становится и пролетариат, а значит гигантские размеры приобретает пауперизм. Эти миллиарды обездоленных шлют тысячи самых отчаянных, которые толпами штурмуют границы благополучных стран, о чём ежедневно вопят мировые СМИ. И они несут с собой в эти страны своё социальное неблагополучие, отравляют общественную атмосферу, и теперь уже даже сытые обыватели чувствуют, что обнищание – это не теоретическая выдумка, а то, что коснётся каждого.

Впрочем, рабочий класс метрополий и сам стал разлагаться еще раньше, с наступлением эпохи империализма, когда главные отрасли производства начали оттуда выводиться. Его оплата превышает надобности и возможности производительного потребления (т.е. добавочная оплата не даёт соответствующий рост производительности), а значит стимулирует потребление непроизводительное (а вовсе на всесторонне развитие личности, такая задача не может быть поставлена при кап-ме). А это означает рост превратного потребления, алкоголизма и наркомании; кроме того, у жаждущего развлечений обывателя проявляется тяга к сомнительным сексуальным практикам (что особенно скандально и обращает на себя внимание).

Итак, теперь продолжение накопления, дальнейший рост производства и производительности труда своим главным последствием будут иметь всё больший рост пауперизма в мире. Этот груз, становясь неподъемным и угрожая погрести под собой всё общество, тоже определяет предел накопления капитала.


Реакционность современного кап-ма.

Т.к. общее накопление практически невозможно, движение мирового капитала всё более сводится к перераспределениям. На национальном уровне процессы централизации сознательно ограничиваются «антимонопольными» мерами, поддержкой «малого и ср. бизнеса». На международном уровне формируются новый территориальные союзы монополистов. Внутри одного такого союза (ЕС) разрушается промышленность новых и слабых членов, т.е. их накопленный капитал либо уничтожается, либо перекачивается в центр.

Появляется «капитализм катастроф», т.к. природные и социальные катастрофы способствуют перераспределению капитала.

Мировая система социализма была ограничителем и потенциальным резервом накопления капитала. Реализовав этот резерв, мировой капитал не может обойти вниманием и ее жалкие остатки, а также самобытные режимы (Ливия и Сирия), ранее находившие удобные ниши существования между двумя системами. Целые регионы погружаются в хаос.

Ранее кап-м был прогрессивен, даже разрушая традиционные уклады и приводя к вымиранию каких-нибудь индийских ткачей. Мелкий собственник как бы менял свою независимость на участие в более общественно-производительном труде. Теперь же, когда напр. в Испании половина молодежи безработная, дальнейшее развитие производства лишается смысла. Абсолютное обнищание становится главным результатом движения мирового капитала.

ЗЫ.
Ларин Ю. - Государственный капитализм военного времени в Германии (1914-1918 гг.) 1928.
Как раз война показала, как ... нелепо использовались раньше в Германии производительные всзмсжности, заложенные в ее населении. Опираясь на материалы, изученные и собранные по поводу октябрьской 1916 г. сессии рейхстага, можно сделать такие сопоставления. Пред войной в Германии было занято во всех отраслях труда, кроме высших служащих, всего 18 600 тыс. наемных рабочих и работниц и служащих всякого рода (влючая горничных и т. д., - словом, всех). Сверх того -в сельском хозяйстве крестьян (не наемных, а хозяйствуощиx)- почти 6 400 тыс. человек, считая также всех помсгaющях в хозяйстве членов семейств от 14 лет. Итого 25 - млн. трудившихся (16 млн. мужчин и почти 9 - млн. - женщин).
Затем до 1 сентября н. ст. 1916 г. в дополнение к мирному составу армии и флота (вместе почти 900 тыс. человек) мобилизовано еще почти 9 300 тыс. мужчин. Казалось бы, к этому 1 сентября 1916 г. должно было остаться менее 16 млн. трудившихся, а если присчитать их естественный прирост за два года, то 17 млн. Между тем в- действительности на 1 сентября сверх более чем миллиона работающих пленных оказывается еще 21 млн. трудящихся (свыше 10 300 тыс. мужчин и почти 10 700 тыс. женщин). Оказывается, к труду привлечено лишних 4 млн. человек (на две трети мужчин), которые без этого вовсе не трудились бы (не говоря уже о передвижении внутри трудящихся, например о поступлении многих горничных на фабрики и т. п.). И притом и Германии оказывается еще в наличности 11 млн. женщин в возрасте от 17 до 60 лет, пока не привлеченных еще к наемному труду, ни к труду в хозяйстве мужа или отца, а живущих праздно в семье, либо занимающихся «домашним хозяйством», т. е. детьми и кухней. Однако германское правительство рассчитывает и половину этого числа привлечь в 1917 году и в 1918 году (если обстоятельства не изменятся) постепенно к какому-либо труду. Для этого решено ввести систему приготовления обедов в громадных центральных кухнях (начало организации чего положено уже в крупных городах, в иных местах эти кухни действуют уже для сотен тысяч человек) и систему централизованного присмотра за детьми (вместе с полудневными рабочими сменами для части женщин). Из всего этого видно, во-первых, какая громадная масса возможных рабочих сил пропадала в Германии до войны без употребления. Во-вторых, видно, что не то что Ледебур и Либкнехт после своего успеха, а даже Крупп и Вильгельм не подражают Потресову в «абсолютном» преклонении пред наличностью умаления производительных сил страны, — в данном случае рабочих сил, — но находят пути пополнить пробелы переорганизацией имеющегося, но бывшего недостаточно и нецелесообразно использованным. В-третьих, наконец, если бы Либкнехт и Ледебур осуществили свою «конечную цель», то, несмотря на крупное разрушение личных и материальных производительных сил в процессе такого осуществления,— ожидаемое Потресовым падение производства и невозможность организовать новое общество вовсе не наступили бы. Подобно тому как плохо использован был в Германии труд людей, — столь же плохо использованы были в ней и материальные ресурсы. Ее мельницы могут перемолоть в несколько раз больше хлеба, чем это им когда-либо приходится делать в мирное время; ее обширная военная индустрия представляет собой просто массу бесполезно растрачиваемых машин и зданий и т. д. и т. п.
Tags: теория накопления
Subscribe

  • Проблема реализации

    (и ее разрешение как необходимый вывод из предыдущего сценария) Проблема реализации прочно связана с именем Р. Люксембург (хотя восходит еще к…

  • Современный прудонист

    если из этих 150 000 единиц половина не будет продана, то это значит, что мы заплатили 1 001 000 часов жизни людей только за 75 000 товаров!…

  • (no subject)

    Проблемы генезиса капитализма_Под ред. Чистозвонова А.Н._1978. На почве несбалансированного грузооборота в экспортную отрасль развилась…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments