Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Как определить эксплуатацию по внешнеторговому балансу?

Помню у Кунгурова было что-то на эту тему применительно к РФ. Как водится, он абсолютизировал один критерий (превышение вывоза – эот эксплуатация). А вот как решали вопрос мастера прошлого:

Обратим теперь внимание еще на одно замечательное явление. Если мы рассмотрим общие цифры внешней торговли Германии, то нам бросится в глаза тот факт, чго ввоз значительно превышает вывоз: первый составлял в 1913 г. 11,6, а второй —10,9 млрд. марок. И это соотношение между ввозом и вывозом характерно не для одного лишь 1913 г., но и для целого ряда предшествовавших лет. То же самое относится и к Великобритании, которая в 1913 г. ввезла на 13, а вывезла на 10 млрд. марок. Так же приблизительно обстоит дело и во Франции, Бельгии и Голландии. Как возможно подобное явление?

Не соблаговолит ли профессор Бюхер просветить нас своей теорией «излишков сверх собственной надобности» и «известных пробелов»?

Если экономические взаимоотношения между различивши «народными хозяйствами» исчерпываются, как учит нас профессор, тем, что отдельные «народные хозяйства», как во времена царя Навуходоносора, пересылают друг другу свои временные «излишки», т. е. если простой товарообмен является единственным мостом через голубое воздушное пространство, отделяющее один из этих «микрокосмов» от другого, то ясно что одна страна может ввезти приблизительно на такую же сумму чужих товаров, на какую она вывозит свои товары. Ведь при простом товарообмене деньги являются просто посредником, и в конечном счете чужой товар оплачивается собственным товаром. Как может в таком случае «народное хозяйство» свершить такой фокус и ввозить длительно из-за границы больше, чем оно вывозит из своих «излишков»?

Быть может, профессор возразит нам иронически, что загадка разрешается весьма просто: импортирующая страна просто оплачивает излишек ввоза по сравнению с вывозом наличными деньгами. Но простите, пожалуйста! Позволять себе из года в год такую роскошь, швырять в бездонную пропасть внешней торговли большие суммы наличных денег, которые никогда не вернутся, могла бы в лгчшем случае страна с богатыми залежами золота и серебра, что не имеет места ни в Германии, ни во Франции, ни в Бельгии, ни в Голландии. Кроме того, мы наталкиваемся, о чудо! на следующий сюрприз: Германия не только ввозит постоянно больше товаров, чем вывозит, но она и денег больше ввозит, чем вывозит! Так, напр., в 1913 г. Германия ввезла золота и серебра на сумму 441,3 млн. марок, а нывезлана 102,8 млн. марок, и приблизительно то же соотношение можно было бы наблюдать в течение ряда лет. Что скажет профессор Бюхер со своим «излишком» и своими «пробелами» по поводу этой загадки? Волшебная лампа уныло мерцает. В самом деле, мы начинаем догадываться, что за загадочными иероглифами мировой торговли между отдельными «народными хозяйствами» скрываются еще какие-то особые экономические отношения, отнюдь непохожие на простой товарообмен. Постоянно получать из других стран больше продуктов, чем отдавать им из собственных продуктов может, очевидно, лишь такая страна, которая имеет по отношению к этим странам экономические притязания, весьма отличающиеся от обмена между равными контрагентами. И такого рода притязания и отношения зависимости между странами в действительности существуют на каждом шагу, хотя профессорские теории ничего о них не знают. Наипростейшую форму такого рода зависимости представляет собой зависимость колоний от так называемой метрополии. Великобритания получает ежегодно из своей самой крупной колонии, Британской Индии, свыше 1 млрд. марок дани в самых различных формах. И соответственно этому мы видим, что товарный вывоз Индии ежегодно на 1,2 млрд. марок превышает ее ввоз. Этот «излишек» есть не что иное, как экономическое выражение колониальной эксплуатации Индии английским капитализмом, — имеет ли это место в форме непосредственного вывоза товаров из Индии в Великобританию или в том, что Индия вынуждена ежегодно вывозить товары в разные страны на сумму в 1,2 млрд. специально с той целью, чтобы уплатить дань британским эксплуататорам.

Но имеются и другие формы экономической зависимости, которые не обусловлены политическим порабощением. Россия вывозит ежегодно на 1 млрд. марок больше товаров, чем ввозит. Не имеем ли мы тут дело с крупным «излишком» сельскохозяйственных продуктов сверх собственных нужд, и не поэтому ли огромный товарный поток ежегодно устремляется из Российской империи? Но русский мужик, производитель вывозимого таким образом из страны зерна, как известно, болеет цингой на почве недоедания и часто потребляет хлеб с обильной примесью древесной коры. При финансовой и налоговой системе России массовый вывоз крестьянского зерна является жизненной необходимостью для Российского государства, вынужденного покрывать свои обязательства по иностранным займам. Государственный аппарат России, со времени знаменитого поражения в Крымской войне, преобразованный на современный лад благодаря реформам, покрывает свои расходы главяым образом при помощи займов, заключенных в Западной Европе, преимущественно во Франции Чтобы быть в состоянии уплачивать проценты по займам во Франции, Россия вынуждена ежегодно вывозить огромные количества пшеницы, леса, льна, пеньки, скота и птицы в Англию, Германию и Голландию. Огромный перевес русского вывоза представляет собой лишь дань должника кредитору; на стороне Франции этому соответствует огромный перевес ввоза над вывозом, представляющий собой не что иное, как скрытые проценты, получаемые на ссудный капитал. Но и в самой России звенья экономической цепи идут дальше. Уже десятилетиями капиталы, занятые во Франции, служат в России двум целям – гарантированному государством железнодорожному строительству и вооружениям. Для обслуживания этих обеих отраслей в России возникла с 70 х годов под защитой высоких протекционистских пошлин крупная промышленность. Ссудный капитал из старой капиталистической страны, Франции, взрастил в России молодой капитализм, который со своей стороны нуждается на продолжительный период времени в поддержке технически передовых промышленных стран, Англии и Германии, в виде значительного ввоза машин и других средств производства. Таким образом, между Россией, Францией, Германией и Англией протянута нить экономических связей, среди которых товарообмен занимает далеко не первое место.

Но разнообразие связей этим не исчерпывается. Такие страны, как Турция и Китай, задают профессорской схеме новую загадку они, в противоположность России и подобно Германии и Франции, ввозят гораздо больше, нежели вывозят, и в иные годы ввоз вдвое превышает вывоз. Как могут такие страны, как Турция и Китай, позволить себе роскошь столь основательного пополнения «пробелов» в собственном «народном хозяйстве», когда последнее далеко не в состоянии вернуть соответствующих «излишков»? Неужели западноевропейские страны из года в год, из христианской любви к ближнему делают стране полумесяца и «небесной империи» ценный подарок в несколько сот миллионов марок в виде всевозможных полезных товаров. Но каждый ребенок знает, что как Турция, так и Китай по уши залезли в лапы европейских ростовщиков и вынуждены плавить колоссальную дань в виде процентов английским, немецким и французским банкам. Если судить по примеру России, то Турция и Китай должны были бы, наоборот, обнаружить перевес вывоза собственных продуктов над ввозом чужих, чтобы иметь возможность уплачивать проценты своим западноевропейским благодетелям. Но в Турции, как и в Китае, так называемое «народное хозяйство» коренным образом отличается от русского. Внешние займы, правда, главным образом идут, как и в России, на железнодорожные и портовые сооружения и на вооружение. Но Турция до сих пор не располагает собственной промышленностью в сколько-нибудь значительных размерах и не может сразу вызвать ее к жизни, перейдя мгновенно от своего средневекового крестьянского натурального хозяйства с его примитивным способом обработки земли и с десятинным налогом к развитию промышленности.

То же самое, с некоторыми отклонениями, имеет место в Китае. Поэтому не только промышленные изделия, в которых нуждается население, но и все необходимое для транспортных сооружений, а также для вооружения флота и армии, должно в готовом виде ввозиться из Западной Европы, а необходимые работы должны выполняться на месте европейскими предпринимателями, техниками и инженерами. Более того, займы в большинстве случаев обусловлены такого рода поставками. Китай, например, получает у немецкого или австрийского банковского капитала заем лишь при условии сдачи заказа на определенную сумму на вооружения у Шкоды или Круппа, другие займы заранее ставятся в зависимость от предоставления концессий на постройку железных дорог. Таким образом европейский капитал направляется в Турцию и в Китай большей частью сразу в виде товаров (военное снаряжение) или как промышленный капитал in natura (в вещественной форме), в виде машин, железа и т. д. Эти последние товары направляются туда не для обмена, а для извлечения прибыли. Проценты на этот капитал наряду с прочими барышами выколачиваются европейскими капиталистами на месте из турецких или китайских крестьян при помощи соответствующей налоговой системы под европейским финансовым контролем. За скромными цифрами турецкого или китайского ввоза, превышающего их вывоз, и соответствующими цифрами вывоза из Европы кроются, таким образом, своеобразные отношения между богатым крупнокапиталистическим Западом и эксплуатируемым им бедным, отсталым Востоком, который снабжается первым самыми современными и грандиозными транспортными сооружениями и военным снаряжением и которому, с другой стороны, Запад несет разрушение его старого крестьянского «народного хозяйства».

Другой пример показывают нам Соединенные Штаты. Здесь, как и в России, вывоз значительно превышает ввоз — последний составлял в 1913 г. 7,4, а первый — 10,2 млрд. марок, но причины этого явления опять-таки коренным образом отличаются от русских условий. Правда, и Соединенные Штаты поглощают колоссальные количества европейского капитала. Уже с начала XIX в. лондонская биржа всасывает целые потоки американских ценных бумаг (облигаций и акций); спекуляция на американском учредительстве и американских бумагах вплоть до 60-х годов, с точностью термометра, служила каждый раз показателем приближающегося нового взрыва крупного промышленного и торгового кризиса в Англии. С тех пор приток английского капитала в Соединенные Штаты не прекращался. Капиталы эти направляются в Соединенные Шгаты отчасти в виде займов городам и частным обществам, большей частью, однако, как промышленный капитал: либо покупались американские железнодорожные и промышленные акции на лондонской бирже, либо английские промышленные картели учреждали в Соединенных Штатах собственные филиалы с целью обхода высоких таможенных тарифов или с целью скупки акций местных предприятий, дабы избавиться от их конкуренции на мировом рынке. Соединенные Штаты в настоящее время уже располагают собственной высокоразвитой и все растущей крупной промышленностью; в то время как в эту промышленность непрерывно притекает капитал из Европы, она, с своей стороны, в виде машин и угля снабжает промышленным капиталом Канаду, Мексику и другие страны Центральной и Южной Америки. Соединенные Штаты объединяют, таким образом, колоссальный вывоз сырья, как-то: хлопка, меди, пшеницы, леса и нефти, в старо-капиталистические страны со все возрастающим промышленным экспортом в молодые страны, индустриализация которых лишь начинается. В крупном перевесе экспорта Соединенных Штатов над их импортом отражается своеобразный переход от аграрного государства, впитывающего чужой капитал, к индустриальному государству, экспортирующему капитал. Соединенные Штаты при этом играют роль посреднического звена между старой капиталистической Европой и юным, отсталым американским континентом.

Если проследить весь процесс широкой эмиграции капиталов из старых промышленных стран в молодые и соответствующей ему реэмиграции извлекаемых из этих капиталов доходов, которые молодые страны в виде дани уплачивают ежегодно старым странам, то мы увидим главным образом три мощных потока. По приблизительной оценке Англия уже в 1906 г. имела вложенными в своих колониях и за границей 54 млрд. марок, что приносило ей ежегодный доход в 2,8 млрд. марок. Вложенный за границей французский капитал составлял в то же время 32 млрд. с ежегодным доходом минимум в 1,3 млрд. марок. И, наконец, Германия уже десять лет назад имела вложенными за границей 26 млрд. марок, которые приносили ей ежегодно приблизительно 1,24 млрд. С тех пор как вложения, так и доходы возрастали. Но главные потоки к концу разбиваются на более мелкие побочные ручейки. Как Соединенные Штаты распространяют капитализм на американском континенте, так даже Россия, сама еще целиком питающаяся французским капиталом и продуктами английской и немецкой промышленности, предоставляет капитал взаймы и сбывает промышлеиные изделия своему азиатскому тылу: Китаю, Персии, Центральной Азии, участвует в постройке железных дорог в Китае и т. д.

Так за сухими иероглифами международной торговли открылась нам сложная сеть экономических сплетений, ничего общего не имеющих с простым товарообменом, который один царит в системе профессорской мудрости.



Мы узнаем таким образом, что в настоящее время вывозится и ввозится «товар», который был неизвестен как во времена Навуходоносора, так и на протяжении всей античной и средневековой истории, а именно — капитал. И этот товар не содействует заполнению известных «пробелов» в чужих «народных хозяйствах», он, наоборот, сам образует пробелы, создает трещины и щели в стенах старых «народных хозяйств», проникает в них и, подобно динамиту, раньше или позже превращает эти «народные хозяйства» в груду развалин. Вместе с «товаром», именуемым капиталом, распространяются из нескольких старых стран по всему миру еще более удивительные «товары»: современные пути сообщения и средства истребления целых туземных народностей, денежное хозяйство и задолженность крестьянства, богатство и бедность, пролетариат и эксплуатация, необеспеченность существования и кризисы, анархия и революции. Европейские «народные хозяйства» протягивают свои щупальцы во все страны и ко всем народам земли для того, чтобы удушить их в одной большой сети капиталистической эксплуатации.

Роза Люксембург. «Введение в политическую экономию».

Т.е. надо учитывать состав ввоза-вывоза, соотношение в нём товаров, капитала, кредитов и выплат по кредитам. Можно платить по займам, при этом расти как на дрожжах и самому вывозить капитал.

Современная РФ опять-таки особый случай. Есть данные, что:
Экспорт России в январе-декабре 2014 года составил 496,9 млрд.долларов,
Импорт России в январе-декабре 2014 года составил 286,0 млрд.долларов.
( http://nilsky-nikolay.livejournal.com/903660.html )

Итак, куда-то делись 200 ярдов. Здесь и выплаты по корпоративным долгам, и покупка гос-вом иностранных долгов (трежерис), и вывоз частного капитала. Но вряд ли это вывоз в товарной форме, в основном это «бегство капитала». Туземный капитал бежит в цивилизованные страны (и уж конечно не для того, чтобы кого-то там эксплуатировать). Т.е. это конечно нас эксплуатируют, но эксплуатация эта внутренняя, классовая, а не внешняя.
Но вот останется ли этот капитал туземным, не будет ли так или иначе экспроприирован глобальным? Если он сольётся с глобальным, то тогда и выяснится, что это была внешняя эксплуатация в чистом виде. По этому вопросу и идет политическая борьба и исход этой борьбы не предопределен. Борьбу с некоторых пор ведут наши власти, которые в отличие от многих других стран, патриоты по должности (др. страны настолько глобализованы, что их власти являются патриотами Брюсселя и Вашингтона). И вот политические центры глоб. капитала неожиданно выступили союзниками Кремля в этой борьбе…
Tags: политэкономия
Subscribe

  • Проблема реализации

    (и ее разрешение как необходимый вывод из предыдущего сценария) Проблема реализации прочно связана с именем Р. Люксембург (хотя восходит еще к…

  • Современный прудонист

    если из этих 150 000 единиц половина не будет продана, то это значит, что мы заплатили 1 001 000 часов жизни людей только за 75 000 товаров!…

  • Марксовы схемы воспроизводства - сценарий для ТикТок

    Заголовок: простое воспроизводство («Капитал»,2-20) за 1 мин. на условном примере. 1. Исходное состояние - натуральное хоз-во. Появляется…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments