Evgeniy_K (evgeniy_kond) wrote,
Evgeniy_K
evgeniy_kond

Categories:

Война полов

В работе 1974 г. «Происхождение брака и семьи» Семёнов Ю.И. рассматривает экзогамию не как способ избежать инцеста, а как результат длительного развития, которое даже не историческое, а как бы палеоисторическое; развития противоположности (фигурально выражаясь) скотского и человеческого в человеке, т.е. противоположности биологического воспроизводства и воспроизводства популяции как трудового коллектива, что значит также и воспроизводство культуры. [Но сам Семёнов не рассуждает в подобных категориях.] В этом процессе можно выделить 3 большие фазы.


1. Промискуитет.
[В индивидуальном онтогенезе этой фазе соответствует детство, возраст «невинности».]

Промискуитет в данном случае вовсе не подразумевает беспорядочных связей, а всего лишь изначальное отсутствие особых норм в этой сфере. Семёнов предполагает наличие постоянных пар, в чём как раз и не видит ничего хорошего для первобытного стада – ввиду угрозы внутренних кровопролитных конфликтов (о чём говорят находки разбитых черепов австралопитеков) из-за ревности и дефицита самок, вызванного их повышенной смертностью во вр. родов.

Кроме упомянутой разрушительной конфликтности имеется ещё важное и универсальное обстоятельство, действующее и по сию пору – несовместимость половых сношений с производственными отношениями в трудовом коллективе (занятом коллективной охотой, напр.). В самом деле, оценка той или иной личности по критерию личной симпатии слишком часто не совпадает с оценкой, которая должна бы даваться по критерию ее трудового вклада в общее дело. Да и у головы появилась серьезная работа, которой лишние эмоции только мешают.

Появились первые собственно человеческие правила поведения – пищевые и половые табу. И то, и др. направлено на сплочение коллектива. Пищевые табу предусматривали уравнительный раздел добычи и запрет утаскивания кусков для тайного поедания. Половые табу – запрет на половые сношения в период подготовки к охоте.

Отбор в человеческих популяциях действовал в сторону всё большего усиления (увеличения длительности) и закрепления половых табу. В результате период промискуитета сжался до одного короткого праздничного периода в год. Пережитки промискуитета дожили почти до современности в виде оргиастических радений, некоторых языческих праздников и карнавальной культуры.


2. Война полов. (Семёнов не выделяет эту стадию).
[Подростковый возраст, «познание греха».]

Древний человек был неспособен рационально и критически осмысливать те или иные правила и традиции. Нарушение табу каралось без апелляций и предельно жестко – смертью, и это было оправданной мерой самозащиты коллектива, ведь нарушение табу вело к раздорам и гибели сообщества. Поэтому сформировалось общее представление о греховности, предосудительности половых связей, которые д.б. максимально вынесены за пределы нормального бытового общения.

Данные этнографии дают примеры того, как у некоторых народностей полностью запрещаются половые сношения в помещениях или вообще на территории поселения. Любовники встречаются во время полевых работ или в лесу. Естественно предположить, что некогда это было универсальной практикой. Впрочем, существует и более радикальное решение.

Нарастанию отчуждения между полами способствовало появление полового разделения труда – подростки должны были проходить обучение и усваивать трудовые традиции отдельно, по половой принадлежности. Постепенно оформилось территориальное разделение – на мужскую и женскую половину селения. Крайняя форма такого разделения – отдельные селения. Имеются предания о легендарных островах и даже странах женщин, куда в определенные дни года мужчинами из округи совершались «любовные экспедиции».

С усилением отчуждения полов и увеличением периодов воздержания нарастала общая напряженность половых отношений. Известны свидетельства, что в некоторых тропических странах, когда во время полевых работ женщин у них действую строгие половые табу, попавшиеся им случайные путники подвергаются коллективным изнасилованиям.

Даже поведение в короткие периоды промискуитета обретает черты агрессии. На некоторых островах Полинезии в эти дни женщины наряжаются вызывающе и обращаются к мужчинам с непристойными предложениями в самой скабрезной форме.

Наконец, как крайняя (и д.б. тупиковая) форма война полов местами находит буквальное воплощение с появлением амазонок.


3. Экзогамия.
[Нормализация, снятие противоречия.]

Половые табу касались только своего коллектива – эндогамного рода. Инородцы были от них свободны. Решение напрашивалось само собой и рано или поздно должно было быть найдено. Экзогамия была кардинальным решением с двух сторон: она позволяла наконец-то реализовать давнюю тенденцию – абсолютно запретить все половые сношения в коллективе, в своём роде; с др. стороны – снять напряженность в половых отношениях.

Этнография в некоторых горных районах Азии (в т.ч. Кавказа) отмечает исторический процесс постепенного сближения полов, который д.б. сопровождал снижение этой напряженности в отношениях. Сначала мужской и женский дом стоят обособленно. Эта традиция как пережиток доживает до времён большой патриархальной семьи. Затем они объединяются под одной крышей, сохраняя два отдельных входа. Наконец, остается один общий вход, но сохраняется деление на мужскую и женскую половину дома.

Основной сценарий возникновения экзогамии – постепенное сближение двух (или более) неродственных родов, каждый из которых разделен на мужскую и женскую половины.

Я же вижу здесь возможность реализации фантастического сценария развития событий – формирование двух экзогамных родов из соответственно м. и ж. половин бывшего эндогамного рода. Напр., дети, рожденные от инородцев (значит, уже должно было появиться представление об отцовстве), также могли первоначально считаться инородцами, соответственно такие мальчики не выдавались на мужскую половину, размывая однополый характер женской части рода. [Так мог произойти дислокальный (или в заново возникшей современной форме – «гостевой») брак, когда мужчина остается жить в материнском роде, наведываясь к жене только с известной целью.] Со своей стороны мужчины могли захватывать женщин из других родов и оставлять их и потомство обоих полов на своей половине. Такой сценарий мог бы объяснить происхождение характерного деления древних культов на женские и мужские божества – род, происходящий от мужской половины, разумеется практиковал соответствующий культ, также как и происшедший от женской половины.

Возможен и иной сценарий – женщины, найдя возможность общения с мужчинами-чужаками из соседних родов, просто переставали выдавать мальчиков на мужскую половину своего рода, в результате с течением времени эта половина совершенно усыхала. Это могло бы объяснить матриархальность большинства родовых обществ. В таком случае можно сказать, что в «войне полов» победили женщины.
Tags: палеоистория
Subscribe

  • Западный взгляд на советскую мультипликацию

    ...использование красного цвета вызывает темы покорности и подчинения в советской и постсоветской анимации... Ш. Вайсер "Женщина в красном..." (Это…

  • О фракционности

    Фракционность неизбежна в любом живом движении, следовательно, и в строящей соц-м партии. В СССР (это как бы первый уровень системы соц-ма) она…

  • Эстонский марксизм

    Неожиданно интересная книга Паульман В.Ф._Исповедь ревизиониста из Прибалтики_2010. Написана хорошим языком, легко читается. Автор - эстонец…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments